Rambler's Top100




О себе

Форум

Арбитражная и судебная практика

Полезные публикации

Образцы документов

Комментарии нормативных актов

Каталог полезностей

Контакты

Главная

 


 
Бесплатная рассылка

Образцы договоров, налоговые и арбитражные полезности


TopList Rating SALDO.ru HotLog

25/08/2020

COVID-19 как обстоятельство непреодолимой силы для расторжения договора

Острогожский районный суд Воронежской области в решении от 26.06.2020 по делу № 2-251/2020 пришел к следующему выводу: «Применительно к нормам статьи 401 ГК РФ обстоятельства, вызванные угрозой распространения новой коронавирусной инфекции, а также принимаемые органами государственной власти и местного самоуправления меры по ограничению ее распространения, в частности, установление обязательных правил поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, запрет на передвижение транспортных средств, ограничение передвижения физических лиц, приостановление деятельности предприятий и учреждений, отмена и перенос массовых мероприятий, введение режима самоизоляции граждан и т.п., могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы, если будет установлено их соответствие названным выше критериям таких обстоятельств и причинная связь между этими обстоятельствами и неисполнением обязательства. Если указанные выше обстоятельства, за которые не отвечает ни одна из сторон обязательства и (или) принятие актов органов государственной власти или местного самоуправления привели к полной или частичной объективной невозможности исполнения обязательства, имеющей постоянный (неустранимый) характер, данное обязательство прекращается полностью или в соответствующей части на основании статей 416 и 417ГК РФ.
На основании изложенного суд расторг договор реализации туристического продукта и взыскал с туроператора стоимость туристического продукта, а также - штраф за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя.




ОСТРОГОЖСКИЙ РАЙОННЫЙ СУД ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ

УИД: 36RS0026-01-2020-000280-52 Дело № 2-251/2020
РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
г. Острогожск 26 июня 2020 года
Острогожский районный суд Воронежской области в составе:
председательствующего судьи Вострокнутовой Н.В.,
при секретаре Коденцевой О.Н.,
рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда гражданское дело по иску Т-ой М. А., Юр. В. С. к ИП Ш-ой У. В., ООО «П. Т. МСК» о расторжении договора реализации туристического продукта, взыскании стоимости туристического продукта, пени, штрафа, компенсации морального вреда, почтовых расходов,
установил:
Т-а М. А., Юр. В. С. обратились в Острогожский районный суд Воронежской области с исковым заявлением к ИП Ш-ой Ул. В., ООО «П. Т. МСК» о расторжении договора реализации туристического продукта, взыскании стоимости туристического продукта, пени, штрафа, компенсации морального вреда, почтовых расходов, в качестве основания иска указывают, что между Т-ой М.А. и ИП Ш-ой Ул. В. заключен договор туристического продукта №315 от 14.02.2020 в соответствии с которым Турагент предоставляет услуги по бронированию и оплате труда в Грецию с 13.05.2020 по 30.05.2020 организованный ООО «П. Т. МСК». Общая стоимость туристического продукта по Договору в размере 56938 рублей23 копейки полностью оплачена Т-ой М.А. В связи с угрозой безопасности жизни и здоровью Заказчика и другого туриста по договору 24.03.2020 Заказчиком подано, а Турагентом принято заявление о расторжении Договора в связи с угрозой безопасности жизни и здоровью, а так же существенным изменением обстановки с требованием возвратить полную стоимость туристического продукта. 27.03.2020 в ответ на претензию ООО «П. Ф» сообщило, что денежные средства полученные от турагентства по заявке 5066462 депонируются туроператором на срок до 31.12.2021. Истцы просят расторгнуть договор реализации туристического продукта № 315 от 14.02.2020 заключенный с ИП Ш-ой Ул. В., и взыскать солидарно с ИП Ш-ой Ул. В. и ООО «П. Т. МСК» полную стоимость туристического продукта в размере 56938 рублей 23 копейки, а так же штраф в размере 28 469 рублей 15 копеек, пеню за каждый день просрочки в размере 3% от 56938 рублей 23 копеек по 03.04.2020 по момент фактического возврата Т-ой М.А. полной стоимости туристического продукта в размере 56938 рублей 23 копейки, компенсацию морального вреда в размере 50 000 рублей, почтовые расходы в размере 580 рублей.
Истцы Т-а М.А. и Юр. В.С., будучи надлежаще извещенными о дате, времени и месте судебного заседания, в судебное заседание не явились, согласно телефонограммы, просили рассмотреть дело в их отсутствие.
Ответчик ИП Ш-а У.В., о дате, времени и месте судебного заседания извещена надлежащим образом, причина неявки суду неизвестна.
Представитель ответчика ООО «П. Т. МСК», о дате, времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом, причина неявки не известна.
Представитель третьего лица ООО «П. Ф.», извещен надлежащим образом, причина неявки не известна.
Представитель третьего лица Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Воронежской области, о дате, времени и месте предварительного судебного заседания извещен надлежащим образом, причина неявки не известна.
При таких обстоятельствах в соответствии со ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд считает возможным рассмотреть гражданское дело в отсутствие истцов Т-ой М.А., Юр. В.С., ответчика ИП Ш-ой У.В., представителя ответчика ООО «П. Т. МСК», представителя третьего лица ООО «П. Ф.».
Суд, исследовав материалы дела, приходит к следующему.
В судебном заседании установлено, что истец Т-а М.А. заключила с ИП Ш-ой Ул. В. договор туристического продукта №315 от 14.02.2020, предусматривающий для истца туристическую поездку в Грецию с 13.05.2020 по 30.05.2020, организованную ООО «П. Т. МСК», количество туристов -2 (Т-а М.А., Юр. В.С.). Стоимость тура составила 56938 рублей 23 копейки, которые были оплачены Т-ой М.А. ИП Ш-ой У. В. в полном объеме: 14.02.2020 – 35 000 рублей и 10.03.2020 – 21938 рублей 23 копейки. Денежные средства в размере 56938 рублей 23 копейки были перечислены турагентом туроператору ООО «П. Т. МСК», что подтверждается квитанцией от 18.02.2020 и чеком по операции от 10.03.2020 (л.д.129).
Согласно Рекомендации о выезде Федерального агентства по туризму Министерства экономического развития Российской Федерации, гражданам РФ рекомендовано по возможности временно воздержаться от поездок за пределы Российской Федерации до нормализации эпидемиологической обстановки. Российским туроператорам временно воздержаться от отправки российских туристов на территорию иностранных государств и оказать максимальное содействие туристам в перебронировании путешествия на более поздний срок (л.д.17).
В соответствии со статьей 10 Федерального закона «Об основах туристической деятельности в Российской Федерации» от 24.11.1996 года N 132-ФЗ (далее по тексту – Закон основах туристической деятельности) реализация туристического продукта осуществляется на основании договора, который должен соответствовать законодательству Российской Федерации, в том числе законодательству о защите прав потребителей.
Исходя из субъектного состава правоотношения, приобретения истцом туристического продукта в личных целях, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, к отношениям между истцом и ответчиками подлежат применению положения Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» (далее по тексту – Закон).
В силу статьи 9 «Об основах туристической деятельности в Российской Федерации» от 24.11.1996 года N 132-ФЗ при продвижении и реализации туристического продукта туроператор и турагент взаимодействуют при предъявлении к ним претензий туристов или иных заказчиков по договору о реализации туристского продукта, а также несут ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта.
При этом пунктом 50 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», разъяснено, что применяя законодательство о защите прав потребителей к отношениям, связанным с оказанием туристских услуг, судам надлежит учитывать, что ответственность перед туристом и (или) иным заказчиком за качество исполнения обязательств по договору о реализации туристского продукта, заключенного турагентом как от имени туроператора, так и от своего имени, несет туроператор (в том числе за неоказание или ненадлежащее оказание туристам услуг, входящих в туристский продукт, независимо от того, кем должны были оказываться или оказывались эти услуги), если федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации не установлено, что ответственность перед туристами несет третье лицо (статья 9 Закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» от 24.11.1996 года N 132-ФЗ).
Так, согласно ст. 14 Федерального закона от 24.11.1996 года N 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в РФ», в случае возникновения обстоятельств, свидетельствующих о возникновении в стране (месте) временного пребывания туристов (экскурсантов) угрозы безопасности их жизни и здоровья, турист (экскурсант) вправе потребовать в судебном порядке расторжения договора о реализации туристического продукта с возвратом полной стоимости туристического продукта.
Наличие указанных обстоятельств подтверждается соответствующими решениями (рекомендациями) федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, принимаемыми в соответствии с федеральными законами.
При расторжении до начала путешествия договора о реализации туристского продукта в связи с наступлением обстоятельств, указанных в настоящей статье, туристу и (или) иному заказчику возвращается денежная сумма, равная общей цене туристского продукта, а после начала путешествия - ее часть в размере, пропорциональном стоимости не оказанных туристу услуг.
24.03.2020 истец Т-а М.А. обратилась к ИП Ш-ой У.В. заявлением об отказе от договора, в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19) и с требованием о возврате денежных средств, фактически ссылаясь на обстоятельства, установленные в ст. 451 ГК РФ, что суд расценивает как заявление о расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств (л.д.45).
25.03.2020 Т-а М.А. обратилась к ИП Ш-ой У.В., ООО «П. Т.» (туроператор) ООО «П. Ф.», ООО «П. Т. МСК», с претензией о расторжении договора реализации туристического продукта № 315 от 14.02.2020 в связи с угрозой жизни и здоровью в Греции во время тура, о возвращении полной стоимости туристического продукта в размере 56938 рублей 23 копейки (л.д.10)
27.03.2020 в ответ на претензию ООО «П. Ф.» сообщило, что денежные средства полученные от турагентства по заявке 5066462 депонируются туроператором на срок до 31.12.2021 (л.д.34).
Отказ ООО «П. Т. МСК» в возврате денежных средств, обоснованным быть не может, поскольку право на расторжение договора в связи с существенным изменением условий предусмотрено непосредственно ГК РФ и ст. 14 Федерального закона от 24.11.1996 года N 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в РФ».
Принимая во внимание обстоятельства, в связи с которыми был заявлен отказ от туристических услуг, суд полагает, что к возврату подлежит полная стоимость, уплаченная за тур, поскольку цель, для достижения которой был заключен договор - организация туристической поездки для двух туристов не достигнута.
Следовательно, со стороны ООО «П. Т. МСК» возврату подлежит 56938 рублей 23 копейки. Указанная сумма подлежит взысканию с ответчика ООО «П. Т. МСК» в пользу истца Т-ой М.А.
В соотвествии с ч.1 ст. 15 ГК РФ Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
Истцом Т-ой М.А. были понесены убытки в виде почтовых расходов, согласно квитанций №, №, № (л.д.12) истцом Т-ой М.А. уплачены почтовые расходы за отправку претензий ООО «П. Т. МСК», ИП Ш-ой У.В., суд находит, что почтовые расходы в размере 580 руб. 00 коп. понесенные Т-ой М.А. подлежат удовлетворению.
Частью 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» установлено, что при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.
Наличие судебного спора о расторжении договора реализации туристического продукта, взыскании стоимости туристического продукта указывает на несоблюдение ответчиком ООО «П. Т. МСК» добровольного порядка удовлетворения требований истца Т-ой М.А.
В связи с вышеизложенным с ответчика ООО «П. Т. МСК» в пользу истца Т-ой М.А. подлежит взысканию штраф в размере 28469 рублей 15 копеек (50 процентов от суммы стоимости туристического продукта в размере 56938 рублей 23 копейки).
Рассматривая требования истцов о взыскании с ответчиков пени за каждый день просрочки в размере 3% от 56938 рублей 23 копеек по 03.04.2020 по момент фактического возврата Т-ой М.А. полной стоимости туристического продукта в размере 56938 рублей 23 копейки, а так же о возмещении морального вреда суд приходит к следующему.
Пунктами 1 и 3 статьи 401 ГК РФ установлены различия между гражданами и лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, в основаниях освобождения от ответственности за нарушение обязательств.
В соответствии с пунктом 3 статьи 401 ГК РФ если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.
Таким образом, статья 401 ГК РФ устанавливает критерии, при которых то или иное обстоятельство может быть признано обстоятельством
непреодолимой силы.
Верховным Судом Российской Федерации в постановлении Пленума от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» дано толкование содержащемуся в ГК РФ понятию обстоятельств непреодолимой силы.
Так, в пункте 8 названного постановления разъяснено, что в силу пункта 3 статьи 401 ГК РФ для признания обстоятельства непреодолимой силой необходимо, чтобы оно носило чрезвычайный, непредотвратимый при данных условиях и внешний по отношению к деятельности должника характер.
Требование чрезвычайности подразумевает исключительность
рассматриваемого обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях.
Если иное не предусмотрено законом, обстоятельство признается непредотвратимым, если любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий, т.е. одной из характеристик обстоятельств непреодолимой силы (наряду с чрезвычайностью и непредотвратимостью) является ее относительный характер.
Не могут быть признаны непреодолимой силой обстоятельства, наступление которых зависело от воли или действий стороны обязательства, например, отсутствие у должника необходимых денежных средств, нарушение обязательств его контрагентами, неправомерные действия его представителей.
Из приведенных разъяснений следует, что признание распространения новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников, независимо от типа их деятельности, условий ее осуществления, в том числе региона, в котором действует организация, в силу чего существование обстоятельств непреодолимой силы должно быть установлено с учётом обстоятельств конкретного дела (в том числе срока исполнения обязательства, характера неисполненного обязательства, разумности и добросовестности действий должника и т.д.).
Применительно к нормам статьи 401 ГК РФ обстоятельства, вызванные угрозой распространения новой коронавирусной инфекции, а также принимаемые органами государственной власти и местного самоуправления меры по ограничению ее распространения, в частности, установление обязательных правил поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, запрет на передвижение транспортных средств, ограничение передвижения физических лиц, приостановление деятельности предприятий и учреждений, отмена и перенос массовых мероприятий, введение режима самоизоляции граждан и т.п., могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы, если будет установлено их соответствие названным выше критериям таких обстоятельств и причинная связь между этими " обстоятельствами и неисполнением обязательства.
При этом следует иметь в виду, что отсутствие у должника необходимых денежных средств по общему правилу не является основанием для освобождения от ответственности за неисполнение обязательств. Однако если отсутствие необходимых денежных средств вызвано установленными ограничительными мерами, в частности запретом определенной деятельности, установлением режима самоизоляции и т.п., то оно может быть признано основанием для освобождения от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств на основании статьи 401 ГК РФ. Освобождение от ответственности допустимо в случае, если разумный и осмотрительный участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать неблагоприятных финансовых последствий, вызванных ограничительными мерами (например, в случае значительного снижения размера прибыли по причине принудительного закрытия предприятия общественного питания для открытого посещения).
В пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» разъяснено, что наступление обстоятельств непреодолимой силы само по себе не прекращает обязательство должника, если исполнение остается возможным после того, как они отпали. Кредитор не лишен права отказаться от договора, если
вследствие просрочки, объективно возникшей в связи с наступлением обстоятельств непреодолимой силы, он утратил интерес в исполнении. При этом должник не отвечает перед кредитором за убытки, причиненные просрочкой исполнения обязательств вследствие наступления обстоятельств непреодолимой силы (пункт 3 статьи 401, пункт 2 статьи 405 ГК РФ).
Если обстоятельства непреодолимой силы носят временный характер, то сторона может быть освобождена от ответственности на разумный период, когда обстоятельства непреодолимой силы препятствуют исполнению обязательств стороны.
Таким образом, если иное не установлено законами, для освобождения от ответственности за неисполнение своих обязательств сторона должна доказать:
а) наличие и продолжительность обстоятельств непреодолимой силы;
б) наличие причинно-следственной связи между возникшими обстоятельствами непреодолимой силы и невозможностью либо задержкой
исполнения обязательств;
в) непричастность стороны к созданию обстоятельств непреодолимой
силы;
г) добросовестное принятие стороной разумно ожидаемых мер для предотвращения (минимизации) возможных рисков.
При рассмотрении вопроса об освобождении от ответственности вследствие обстоятельств непреодолимой силы могут приниматься во внимание соответствующие документы (заключения, свидетельства), подтверждающие наличие обстоятельств непреодолимой силы, выданные уполномоченными на то органами или организациями.
Если указанные выше обстоятельства, за которые не отвечает ни одна из сторон обязательства и (или) принятие актов органов государственной власти или местного самоуправления привели к полной или частичной объективной невозможности исполнения обязательства, имеющей постоянный (неустранимый) характер, данное обязательство прекращается полностью или в соответствующей части на основании статей 416 и 417ГК РФ.
В связи с вышеизложенным суд считает необходимым в удовлетворении требований истца о взыскании с ответчиков пени за каждый день просрочки в размере 3% от 56938 рублей 23 копеек по 03.04.2020 по момент фактического возврата Т-ой М.А. полной стоимости туристического продукта в размере 56938 рублей 23 копейки, а так же о взыскании морального вреда в размере 50 000 рублей – отказать, вследствие обстоятельств непреодолимой силы (распространения короновирусной инфекции).
Истцами предъявлены требования к турагенту ИП Ш-ой У. В. и ООО «П. Т. МСК» взыскании стоимости туристического продукта, пени, штрафа, компенсации морального вреда, почтовых расходов в солидарном порядке.
Согласно разъяснению, данному в п. 1 Обзора Верховного суда Российской Федерация по отдельным вопросам судебной практики о применении законодательства о защите прав потребителей при рассмотрении гражданских дел, утв. Президиумом ВС РФ 01.02.2012 года было дано разъяснение, что «под исполнителем понимается Туроператор, который заключает с потребителем договор о реализации туристического продукта в соответствии с ФЗ «Об основах туристической деятельности в РФ и. Гражданским кодексом РФ» (Определение ВС РФ от 28.06.2011 N 51-В11-3).
Как следует из разъяснений, данных в пункте 50 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.20 12 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", применяя законодательство о защите прав потребителей к отношениям, связанным с оказанием туристских услуг, судам надлежит учитывать, что ответственность перед туристом и (или) иным заказчиком за качество исполнения обязательств по договору о реализации туристского продукта, заключенному турагентом как от имени туроператора, так и от своего имени, несет туроператор (в том числе за неоказание или ненадлежащее оказание туристам услуг, входящих в туристский продукт, независимо от того, кем должны были оказываться или оказывались эти услуги), если федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации не установлено, что ответственность перед туристами несет третье лицо (ст. 9 Федерального закона от 24.11.1006 №132-ФЗ «Об основах туристской деятельности»).
В пункте 48 названного Постановления Пленума Верховного Суда РФ разъяснено, что по сделкам с участием граждан-потребителей агент (посредник) может рассматриваться самостоятельным субъектом ответственности в силу ст. 37 Закона РФ "О защите прав потребителей", п. 1 ст. 1005 ГК РФ, если расчеты по такой сделке совершаются им от своего имени.
При этом размер ответственности посредника ограничивается величиной агентского вознаграждения, что не исключает права потребителя требовать возмещения убытков с основного исполнителя (прииципала).
Поскольку со стороны Туроператоров доказательств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, не представлено, принимая во внимание положения ст. 9 ФЗ "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации", суд приходит к выводу, что именно туроператор несет ответственность перед Истцом за неисполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта.
Данный вывод согласуется также с позицией, изложенной в Определении Конституционного Суда РФ от 22.12.2015 N 2817-О, согласно которой возможность закрепления в договоре между туроператором и турагентом условия о распределении бремени ответственности перед туристом за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта и не допускают возложение такой ответственности исключительно на туроператора в том случае, когда такое неисполиеине (ненадлежащее исполнение) обязательств по указанному договору происходит по вине турагента, не передавшего туроператору денежные средства, полученные в счет оплаты туристского продукта.
Как установлено в судебном заседании, турагент передал туроператору денежные средства, полученные в счет оплаты туристского продукта, в полном объеме (л.д.128).
Как разъяснено Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 25 сентября 2014 года N 2279-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "П. КР." на нарушение конституционных прав и свобод частью пятой статьи 9 Федерального закона "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации", содержание части пятой статьи 9 Федерального закона "О6 основах туристской деятельности в Российской Федерации", рассматриваемое в системной взаимосвязи с другими положениями данной статьи, обусловлено спецификой деятельности по продвижению и реализации туристского продукта, осуществляемой на основании договора, заключаемого между туроператором и турагентом как равноправными в гражданском обороте субъектами, осуществляющими на свой риск предпринимательскую деятельность. Данное правовое регулирование направлено на защиту интересов граждан - заказчиков услуг в сфере туризма как экономически более слабой стороны в данных правоотношениях, обеспечение реализации ими права на отдых (ст. 37 ч.5 Конституции Российской Федерации).
В связи с вышеизложенным, суд считает необходимым в удовлетворении исковых требований Т-ой М.А. к ИП Ш-ой У. В. отказать.
В судебном заседании установлено, что между истцом Юр. В.С., Т-ой М.А., а так же ответчиками каких-либо договорных обязательств заключено не было расходов по приобретению туристического продукта Юр. В.С. не понес, доказательств данных обстоятельств суду не представлено, в связи с чем суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований истцу Юр. В.С.
В соответствии с ч.1 ст.103 ГПК РФ государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, в местный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований.
В соответствии с суммой удовлетворенных судом исковых требований, размер госпошлины, подлежащей взысканию с не освобожденного от уплаты госпошлины ответчика ООО «П. Т. МСК» составляет 2779 рублей 62 копейки.
На основании изложенного и, руководствуясь ст. 194-198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд
РЕШИЛ:
Расторгнуть договор реализации туристического продукта №315 от 14.02.2020, заключенный между Т-ой М. А. и ИП Ш-ой Ул. В., предусматривающий туристическую поездку в Грецию с 13.05.2020 по 30.05.2020, организованную ООО «П. Т. МСК».
Взыскать с ООО «П. Т. МСК» в пользу Т-ой М. А. уплаченные по договору стоимость туристического продукта в размере 56938 (пятьдесят шесть тысяч девятьсот тридцать восемь) рублей 23 копейки, штраф за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя в размере 28469 (двадцать восемь тысяч четыреста шестьдесят девять) рублей 15 копеек.
Взыскать с ООО «П. Т. МСК» в пользу Т-ой М. А. почтовые расходы в размере 580 (пятьсот восемьдесят) рублей.
Взыскать с ООО «П. Т. МСК» в доход бюджета Острогожского муниципального района Воронежской области, государственную пошлину в размере 2779 (две тысячи семьсот семьдесят девять) рублей 62 копейки
В удовлетворении остальных исковых требований Т-ой М. А., Юр. В. С. к ИП Ш-ой Ул. В., ООО «П. Т. МСК» о расторжении договора реализации туристического продукта, взыскании стоимости туристического продукта, пени, штрафа, компенсации морального вреда, почтовых расходов – отказать.
Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Воронежский областной суд в течение 1 месяца со дня его изготовления в окончательной форме через Острогожский районный суд.
Председательствующий Н.В. Вострокнутова
Мотивированное решение изготовлено 03.07.2020 года.



Написать письмо Назад Наверх Все права принадлежат автору.