Rambler's Top100




О себе

Форум

Арбитражная и судебная практика

Полезные публикации

Образцы документов

Комментарии нормативных актов

Каталог полезностей

Контакты

Главная

 


 
Бесплатная рассылка

Образцы договоров, налоговые и арбитражные полезности


TopList Rating SALDO.ru HotLog

29/08/2020

Нет повышенной комиссии за операции по сомнительным сделкам

Из определения Верховного Суда РФ от 30 июня 2020 г. N 5-КГ20-54-К2, 2-4461/2019 следует вывод о том, что банки не вправе взимать со своих клиентов повышенную комиссию (даже предусмотренную договором с клиентом) за проведение операций (например, при снятии клиентом денежных средств со своего банковского счета) с денежными средствами по сделкам, признанным банками сомнительными.

Суть рассмотренного Верховным Судом дела такова.
Банк посчитал сомнительной сделку, по которой на счет клиента поступили денежные средства. Банк посчитал, что операции по счету клиента по этой сделке несут «репутационный риск» для банка. При этом понятие "репутационный риск" в договоре раскрыто не было. Это давало банку возможность произвольно толковать данное понятие.
В связи с этим банк отказал клиенту во всех операциях по счету, кроме возврата средств по сделке, и когда клиент потребовал вернуть ему денежные средства по этой сделке, то банк увеличил комиссию за возврат средств с 1% до 10%.

Клиент с размером увеличенной комиссии не согласился и обжаловал действия банка в суд.
По мнению суда первой инстанции, действия банка основаны на законе, соответствуют договорам банковского счета и комплексного обслуживания и тарифам комиссионного вознаграждения. Такой подход поддержали апелляция и кассация.

Однако Верховный Суд с такими выводами нижестоящих судов не согласился по следующим основаниям.

Закон N 115-ФЗ, на который ссылался банк, устанавливая специальные правовые последствия выявления кредитными организациями сомнительных операций в случае непредставления клиентами документов в их обоснование, не содержит норм, позволяющих кредитным организациям в качестве меры противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, устанавливать специальное комиссионное вознаграждение.
В связи с этим возложение на клиента банка расходов по проведению данного контроля, в том числе путем установления специального тарифа при осуществлении банковских операций в зависимости от того, являются или не являются они следствием такого контроля, недопустимо.


ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 30 июня 2020 г. N 5-КГ20-54-К2, 2-4461/2019
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Асташова С.В.,
судей Романовского С.В. и Марьина А.Н.,
рассмотрев в судебном заседании гражданское дело по иску С-а В. И. к публичному акционерному обществу "С." о взыскании денежных средств, процентов за пользование чужими денежными средствами и штрафа
по кассационной жалобе представителя С-а В. И. – Ж. М. А. на решение Пресненского районного суда г. Москвы от 1 июля 2019 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 сентября 2019 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 19 декабря 2019 г.,
заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р. С.В., выслушав объяснения представителей С-а В.И. – Ж. М.А. и С. В.Г., поддержавших доводы жалобы, представителя ПАО "С." С. А.В., просившей жалобу отклонить,
установила:
С- В.И. обратился в суд с иском к ПАО "С." о взыскании денежных средств, процентов за пользование чужими денежными средствами и штрафа за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя.
В обоснование иска С- В.И. сослался на то, что на основании заключенного между ним и К-ым Е.В. договора от 8 апреля 2019 г. истцу принадлежит право требования возврата ответчиком неправомерно списанной в повышенном размере комиссии за операцию по возврату денежных средств, поступивших на счет К-а Е.В. В добровольном порядке банком денежные средства в размере 498 827 рублей С-у В.И. не выплачены.
Решением Пресненского районного суда г. Москвы от 1 июля 2019 г. иск оставлен без удовлетворения.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 сентября 2019 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 19 декабря 2019 г. указанные судебные постановления оставлены без изменения.
В кассационной жалобе представитель С-а В.И. – Ж. М.А. просит отменить названные судебные акты.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации К. А.П. от 8 июня 2020 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.
В соответствии со статьей 390.14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что такие нарушения допущены при рассмотрении настоящего дела.
Судом установлено, что 13 апреля 2016 г. между К-ым Е.В. и ПАО "С." заключен договор банковского счета, в соответствии с которым на имя клиента открыт текущий счет в российских рублях для осуществления расчетно-кассового обслуживания, не связанного с осуществлением клиентом предпринимательской деятельности, в соответствии с законодательством Российской Федерации, условиями договора, а также действующими на день проведения операций по счету тарифами банка.
Согласно пункту 3.1.3 Тарифов комиссионного вознаграждения за услуги по расчетно-кассовому обслуживанию (далее - Тарифы) за перевод денежных средств по поручению физического лица взимается комиссия в размере 1% от суммы, не менее 100 рублей и не более 1 500 рублей.
Примечанием N 1 к указанным Тарифам предусмотрено, что при выявлении обстоятельств, дающих основание полагать, что операции по счету клиента несут репутационный риск для банка, банк имеет право в одностороннем порядке установить тариф за совершение любых операций (кроме платежей в бюджет) в размере 10% от суммы операции.
С расчетного счета ПАО "ВТБ 24" на счет К-а Е.В. в ПАО "С." были зачислены денежные средства в размере <...> рубля по договору купли-продажи от 5 апреля 2016 г. N 13-АР.
В связи с выявлением банком обстоятельств, дающих основание полагать, что операции по счету клиента несут репутационный риск для банка, 28 апреля 2016 г. ПАО "С." уведомил истца об установлении комиссии за совершение всех приходных и расходных операций (кроме платежей в бюджет) в размере 15% от суммы операции.
По причине репутационного риска банком отказано клиенту К-у Е.В. в совершении каких-либо операций по его счету за исключением возврата денежных средств в банк плательщика с одновременным повышением комиссии за операцию по переводу денежных средств по поручению физического лица с 1% от суммы до 10% от суммы проведения операции.
12 мая 2016 г. банком произведено списание комиссии в размере 500 327 рублей за операцию по возврату денежных средств по договору купли-продажи от 5 апреля 2016 г. в связи с закрытием счета.
Списание комиссии в размере 10%, а не 1% К- Е.В. считал неправомерным. По договору от 8 апреля 2019 г. он уступил истцу право требования возврата излишне списанной ПАО "С." комиссии в размере 498 827 рублей, а также процентов за пользование чужими денежными средствами и потребительского штрафа за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя в размере 50% от взысканной судом суммы.
25 апреля 2019 г. С- В.И. известил банк об уступке ему права требования и предложил возвратить неправомерно списанную комиссию. Денежные средства в добровольном порядке истцу не выплачены.
Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции, с выводами которого согласились суды апелляционной и кассационной инстанций, исходил из того, что действия банка основаны на положениях статьи 848 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениях Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" (далее - закон N 115-ФЗ) и соответствуют условиям договора банковского счета, заключенного между К-ым Е.В. и ПАО "С.", условиям Договора комплексного обслуживания юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и физических лиц в ПАО "С.", а также примечанию N 1 к Тарифам комиссионного вознаграждения за услуги по расчетно-кассовому обслуживанию.
С такими выводами согласиться нельзя по следующим основаниям.
В соответствии со статьей 848 Гражданского кодекса Российской Федерации банк обязан совершать для клиента операции, предусмотренные для счетов данного вида законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями, если договором банковского счета не предусмотрено иное.
Согласно пункту 3.1.3 Тарифов и примечанию N 1 к Тарифам за перевод денежных средств по поручению физического лица банком взимается комиссия в размере 1% от суммы, а при выявлении обстоятельств, дающих основание полагать, что операции по счету клиента несут репутационный риск для банка, банк имеет право в одностороннем порядке установить тариф за совершение любых операций (кроме платежей в бюджет) в размере 10% от суммы операции.
Суды, соглашаясь с позицией банка о законности применения тарифа, предусмотренного примечанием N 1, исходили из письма банка К-у Е.В. от 22 апреля 2016 г. и возражений на иск, согласно которым банк пришел к выводу, что обслуживание банковского счета указанного клиента влечет репутационный риск для банка из-за перечисления на счет К-а Е.В. денежных средств по договору купли-продажи от 5 апреля 2016 г., являющемуся сомнительной операцией.
Однако судами не дана оценка действительности примененного ими договорного условия, изложенного в примечании N 1,
В силу статьи 1 Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" (далее - закон N 115-ФЗ) данный закон направлен на защиту прав и законных интересов граждан, общества и государства путем создания правового механизма противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения.
В соответствии с пунктом 1 статьи 7 названного закона на организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, возложено выполнение публичных функций первичного контроля за совершаемыми физическими и юридическими лицами операциями, в частности, документально фиксировать и представлять в уполномоченный орган сведения по указанным в законе подлежащим обязательному контролю операциям с денежными средствами или иным имуществом, совершаемым их клиентами, и о случаях нарушений сообщать в уполномоченный орган.
Согласно пункту 2 той же статьи организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны в целях предотвращения легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма разрабатывать правила внутреннего контроля, назначать специальных должностных лиц, ответственных за реализацию правил внутреннего контроля, а также принимать иные внутренние организационные меры в указанных целях.
В пункте 10 статьи 7 данного закона предусмотрено, что организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, приостанавливают соответствующую операцию, за исключением операций по зачислению денежных средств, поступивших на счет физического или юридического лица, на пять рабочих дней со дня, когда распоряжение клиента о ее осуществлении должно быть выполнено, в случае, если хотя бы одной из сторон является:
юридическое лицо, прямо или косвенно находящееся в собственности или под контролем организации или физического лица, в отношении которых применены меры по замораживанию (блокированию) денежных средств или иного имущества в соответствии с подпунктом 6 пункта 1 указанной статьи, либо физическое или юридическое лицо, действующее от имени или по указанию таких организации или лица;
физическое лицо, осуществляющее операцию с денежными средствами или иным имуществом в соответствии с подпунктом 3 пункта 2.4 статьи 6 вышеназванного федерального закона.
Организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, незамедлительно представляют информацию о приостановленных операциях в уполномоченный орган.
При неполучении в течение срока, на который была приостановлена операция, постановления уполномоченного органа о приостановлении соответствующей операции на дополнительный срок на основании части третьей статьи 8 закона N 115-ФЗ организации, указанные в абзаце первом данного пункта, осуществляют операцию с денежными средствами или иным имуществом по распоряжению клиента, если в соответствии с законодательством Российской Федерации не принято иное решение, ограничивающее осуществление такой операции.
В пункте 11 статьи 7 закона N 115-ФЗ указано, что организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, вправе отказать в выполнении распоряжения клиента о совершении операции, за исключением операций по зачислению денежных средств, поступивших на счет физического или юридического лица, иностранной структуры без образования юридического лица, по которой не представлены документы, необходимые для фиксирования информации в соответствии с положениями настоящего федерального закона, а также в случае, если в результате реализации правил внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма у работников организации, осуществляющей операции с денежными средствами или иным имуществом, возникают подозрения, что операция совершается в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма.
Таким образом, в силу требований закона N 115-ФЗ банк вправе с соблюдением правил внутреннего контроля относить сделки клиентов к сомнительным, что влечет определенные последствия, а именно приостановление соответствующей операции или отказ в выполнении распоряжения клиента о совершении операции, за исключением операций по зачислению денежных средств. При этом право банка взимать комиссию за совершение расчетно-кассовых операций в повышенном размере в целях борьбы с легализацией доходов, полученных преступным путем, в случае отнесения сделки клиента к сомнительным данным федеральным законом не предусмотрено.
Осуществление банком функций контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма производится в публичных интересах, во исполнение обязанностей, возложенных федеральным законом и принятыми в соответствии с ним нормативными актами, а не на основании договора с клиентом.
Осуществление кредитной организацией указанной выше публичной функции не может использоваться в частноправовых отношениях в качестве способа извлечения выгоды за счет клиента в виде повышенной платы за совершение операций с денежными средствами, которые кредитной организацией признаны сомнительными, поскольку это противоречит существу правового регулирования данных отношений и не предусмотрено ни законом N 115-ФЗ, ни иными нормативными актами.
Закон N 115-ФЗ, устанавливая специальные правовые последствия выявления кредитными организациями сомнительных операций в случае непредставления клиентами документов в их обоснование, не содержит норм, позволяющих кредитным организациям в качестве меры противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, устанавливать специальное комиссионное вознаграждение.
В связи с этим возложение на клиента банка расходов по проведению данного контроля, в том числе путем установления специального тарифа при осуществлении банковских операций в зависимости от того, являются или не являются они следствием такого контроля, недопустимо.
В соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.
Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.
Статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 этой статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (пункт 1).
Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (пункт 2).
В пункте 74 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что договор, условия которого противоречат существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства, может быть квалифицирован как ничтожный полностью или в соответствующей части, даже если в законе не содержится прямого указания на его ничтожность.
Этого судами апелляционной и кассационной инстанций учтено не было.
Кроме того, суды не учли, что истец на основании пункта 1 статьи 16 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" полагал, что указанные условия договора, предполагающие возможность взыскания повышенного размера комиссии за операции по счету клиента, несущие репутационный риск для банка, ущемляют права потребителя, поскольку понятие "репутационный риск" в договоре не раскрывается, что дает право банку произвольно его толковать.
Однако судами не рассмотрено требование истца о признании условий договора банковского счета в части возможности взыскания повышенной комиссии ничтожными в силу нарушения прав потребителя.
При таких обстоятельствах апелляционное определение и определение кассационного суда общей юрисдикции являются незаконными и подлежат отмене, а дело - направлению на новое апелляционное рассмотрение.
При новом рассмотрении дела, в частности требования о взыскании штрафа на основании пункта 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей, суду апелляционной инстанции помимо вышеизложенного следует обсудить вопрос о том, является ли истец потребителем услуг банка, поскольку он получил от К-а Е.В. лишь право требования части комиссионного вознаграждения и процентов за пользование указанной суммой, однако не стал правопреемником цедента по договору банковского счета.
Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.
Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции").
Приведенные выше требования закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были.
С учетом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает необходимым отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 сентября 2019 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.
Руководствуясь статьями 390.14 - 390.16 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
определила:
апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 сентября 2019 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 19 декабря 2019 г. - отменить, направить дело на новое апелляционное рассмотрение в Московский городской суд.



Написать письмо Назад Наверх Все права принадлежат автору.