Rambler's Top100




О себе

Форум

Арбитражная и судебная практика

Полезные публикации

Образцы документов

Комментарии нормативных актов

Каталог полезностей

Контакты

Главная

 


 
Бесплатная рассылка

Образцы договоров, налоговые и арбитражные полезности


TopList Rating SALDO.ru HotLog

29/01/2021

Преобразование жалобы в иск

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в постановлении от 12 января 2021 г. по делу N А70-380/2018 отметил следующее.

[b]1.Возможность проверки сделок ООО, учредителем которого является гражданин, признанный банкротом.[/b]
В арбитражном суде были оспорены сделки ООО по продаже имущества общества, учредителем которого являлся гражданин-должник, признанный банкротом. Полученные от продажи имущества деньги в конкурсную массу не поступили.
Суды двух инстанций в оспаривании сделок общества отказали по тому основанию, что нельзя оспаривать сделки, которые были совершены обществом, а не должником.
Арбитражный суд Западно-Сибирского округа с такой позицией не согласился и указал, что уменьшение стоимости имущества общества влияет на стоимость доли его участника (гражданина-должника), что, в свою очередь, нарушает права и законные интересы кредиторов данного лица, рассчитывающих на удовлетворение своих требований за счет конкурсной массы.

[b]2.Возможность преобразования жалобы в иск.[/b]
Рассматривая дело, возникшее не из искового заявления, а из жалобы конкурсного кредитора на действия гражданина-должника, арбитражный суд Западно-Сибирского округа также отметил, что по смыслу статьи 6, части 1 статьи 168, части 4 статьи 170 АПК РФ и пункта 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 арбитражный суд не связан правовой квалификацией спорных отношений, которую предлагают стороны, и должен рассматривать заявленное требование по существу исходя из фактических правоотношений, определив при этом круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, а также применимые в конкретном спорном правоотношении правовые нормы. Арбитражный суд ЗСО также указал, что при новом рассмотрении дела суду необходимо дать надлежащую правовую оценку имеющимся в деле доказательствам и доводам лиц, участвующих в деле, в том числе предложить заявителю сформулировать новую правовую позицию.


АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 12 января 2021 г. по делу N А70-380/2018

Резолютивная часть постановления объявлена 11 января 2021 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 12 января 2021 года.
Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:
председательствующего Глотова Н.Б.,
судей Бедериной М.Ю.,
Жирных О.В. -
рассмотрел в открытом судебном заседании с использованием средств аудиозаписи кассационную жалобу Г-а Д. К. на определение от 17.07.2020 Арбитражного суда Тюменской области (судья Климшина Н.В.) и постановление от 30.09.2020 Восьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Котляров Н.Е., Брежнева О.Ю., Зорина О.В.) по делу N А70-380/2018 о несостоятельности (банкротстве) Т. М. В., принятые по жалобе Г-а Д. К. на неправомерные действия должника по перечислению денежных средств без получения встречного предоставления с наложением на него штрафа.
Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора: общество с ограниченной ответственностью "З.", общество с ограниченной ответственностью "М.", общество с ограниченной ответственностью "Д.", общество с ограниченной ответственностью "А.".
В судебном заседании принял участие представитель С. В. А. – М. Е.В. по доверенности от 25.09.2019.
Суд

установил:

в деле о банкротстве Т. М. В. (далее - Т- М.В., должник) его конкурсный кредитор Г- Д. К. (далее - Г- Д.К., кредитор) 09.04.2020 обратился в Арбитражный суд Тюменской области с жалобой на неправомерные действия должника Т. М.В. по заключению и исполнению сделок им от имени общества с ограниченной ответственностью "З." (далее - ООО "З.", общество), наложении на должника судебного штрафа.
Определением суда от 17.07.2020, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 30.09.2020, в удовлетворении жалобы отказано.
Не согласившись с принятыми судебными актами, Г- Д.К. обратился с кассационной жалобой, в которой просит их отменить и направить спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
В обоснование кассационной жалобы ее податель ссылается на то, что судами при рассмотрении спора дана неверная оценка представленным в материалы дела доказательствам, заявленные кредитором факты и обстоятельства проигнорированы, спор фактически не рассмотрен по существу.
По мнению кассатора, в период действия плана реструктуризации долгов гражданина Т. М.В. от имени ООО "З." совершил подозрительные сделки по отчуждению имущества, денежные средства от реализации которого в размере 5 615 649 руб. не были направлены на погашение обязательств перед конкурсными кредиторами.
Подобные действия, с позиции подателя жалобы, нарушают его право на получение соразмерного удовлетворения требования, уменьшили размер стоимости принадлежащей должнику доли в обществе.
Кассатор считает, что совокупность неправомерных действий, совершенных должником и направленных на отчуждение активов, принадлежащих ООО "З.", не позволила ему реализовать утвержденный судом и впоследствии измененный план реструктуризации долгов гражданина.
Общество представило отзыв на кассационную жалобу, в котором просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.
В суде кассационной инстанции представитель кредитора С. В.А. доводы, изложенные в кассационной жалобе Г-а Д.К., поддержал, просил судебные акты отменить и направить спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Изучив материалы дела, проверив в соответствии со статьями 274, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) законность обжалуемых определения и постановления, суд кассационной инстанции считает, что имеются основания для их отмены.
Из материалов дела следует, что определением суда от 27.06.2018 в отношении должника введена процедура реструктуризации долгов гражданина.
Постановлением апелляционного суда от 04.06.2019 утвержден план реструктуризации долгов Т. М.В.
Решением суда от 11.03.2020 отказано в удовлетворении ходатайства Т. М.В. о внесении изменений в план реструктуризации долгов гражданина, отменен план реструктуризации долгов гражданина, утвержденный постановлением апелляционного суда от 04.06.2019, Т. М.В. признан несостоятельным (банкротом), введена процедура реализации имущества гражданина, утвержден финансовый управляющий.
Судами установлено, что Т. М.В. является единственным участником (100% доли в уставном капитале) и руководителем ООО "З.".
Определением суда от 13.11.2018 ООО "З." запрещено совершать действия, направленные на уменьшение стоимости принадлежащего ему имущества, путем его отчуждения либо обременения любым способом, а также наложен арест на движимое и недвижимое имущество, принадлежащее на праве собственности обществу на сумму 415 810 737 руб.
В свою очередь, между ООО "З." (продавец) и обществом с ограниченной ответственностью "М." (покупатель) заключен договор купли-продажи от 19.11.2019 N ДО/ТК-527, по условиям которого продавец обязуется передать в собственность покупателя два оптических волокна в волоконно-оптической линии связи по цене 993 409,20 руб.
Между ООО "З." (продавец) и обществом с ограниченной ответственностью "Д." (покупатель) заключен договор купли-продажи от 04.12.2019 N 9/12-ОВ, по условиям которого продавец обязуется передать в собственность покупателя одно оптическое волокно в волоконно-оптической линии связи по цене 2 622 240 руб.
Также между ООО "З." (продавец) и обществом с ограниченной ответственностью "А." (покупатель) заключен договор купли-продажи от 22.08.2019 N 2215 по условиям которого продавец обязуется передать, а покупатель принять и оплатить долю в праве собственности на волоконно-оптическую линию связи, размещенную на воздушных линиях электропередачи и объекта электроэнергетики по цене 2 000 000 руб.
Ссылаясь на отчуждение имущества, принадлежащего ООО "З.", средства от реализации которого не поступили в конкурсную массу, вопреки условиям утвержденного судом плана реструктуризации долгов гражданина, Г. Д.К., руководствуясь статьями 60, 213.22 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве), а также статьей 119 АПК РФ, обратился в арбитражный суд с настоящей жалобой.
Отказывая в удовлетворении жалобы, суд первой инстанции исходил из того, что конкурсный кредитор Г. Д.К. не наделен правом на обращение за разрешением разногласий с должником, а также оспаривать сделки, совершенные третьим лицом - ООО "З.".
Суд апелляционной инстанции, руководствуясь пунктом 4 статьи 213.22 Закона о банкротстве, абзацем вторым пункта 35 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13.10.2015 N 45 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан", согласился с выводами суда первой инстанции.
Между тем судами при принятии судебных актов не учтено следующее.
По смыслу статьи 61.1 Закона о банкротстве перечень юридических действий, которые могут быть оспорены в рамках дела о банкротстве, не ограничен исключительно понятием "сделки", предусмотренным статьей 153 Гражданского кодекса Российской Федерации. В соответствии с правовой позицией Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в определениях от 18.12.2017 N 305-ЭС17-12763 и от 12.03.2018 N 305-ЭС17-17342, фактически в деле о банкротстве в целях защиты кредиторов от недобросовестного поведения должника и части его контрагентов, а также в целях соблюдения принципов очередности и пропорциональности удовлетворения требований всех кредиторов потенциально могут оспариваться любые юридические факты, которые негативно влияют на имущественную массу должника.
Институт оспаривания сделок должника представляет собой правовую гарантию, предоставляющую кредиторам действенный механизм наполнения конкурсной массы должника за счет неправомерно отчужденного имущества последнего.
Так, к числу подобных фактов могут быть отнесены действия, направленные на исполнение любых обязательств должника; совершенные третьими лицами (а не самим должником) сделки за счет должника (пункты 1 и 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", ненормативные правовые акты, оформляющие сделки по отчуждению имущества или прекращению имущественных прав должника и прочее.
Во всех названных случаях право на иск имеется, в том числе в силу того, что на законодательном уровне интересы неудовлетворенных кредиторов как гражданско-правового сообщества признаются более значимыми по сравнению с интересами конкретных кредиторов, получивших имущественный актив за счет неплатежеспособного лица в индивидуальном порядке, в целях выравнивания положения (возможности на получение удовлетворения) всех кредиторов, обладающих равным правовым статусом.
Действительно, по общему правилу, сделка, совершенная обществом, доля участия в котором принадлежит несостоятельному должнику, не является сделкой, совершенной должником, и не обладает явными признаками сделки, совершенной за счет имущества должника.
Однако в настоящем обособленном споре, обращаясь с жалобой, кредитор указал на то, что единственным участником и директором ООО "З." является должник, который, используя корпоративные процедуры, фактически сформировал волю и совершил сделки по отчуждению имущества от имени юридического лица без намерения создать реальные правовые последствия, в отсутствие объективных экономических оснований, в обход принятых судом обеспечительных мер в отношении общества, запрещающих уменьшение стоимости его активов.
Величина встречного предоставления по сделке не раскрыта заинтересованными лицами, что в условиях неисполнения должником плана реструктуризации долгов, впоследствии отмененного судом, являлось для кредиторов достаточным основанием предполагать, что имущество выбыло у контролируемого должником общества с целью причинения им вреда, в том числе и за счет уменьшения стоимости доли, рыночная стоимость которой зависит, в частности, от величины чистых активов хозяйственного общества и размера данной доли (абзац второй пункта 2 статьи 14 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью").
Следовательно, уменьшение стоимости имущества общества влияет на стоимость доли его участника, что, в свою очередь, нарушает права и законные интересы кредиторов данного лица, рассчитывающих на удовлетворение своих требований за счет конкурсной массы.
При доказанности указанных доводов кредитора вывод судов о том, что спорные сделки совершены не в отношении имущества должника или не за счет должника, и их оспаривание направлено на подавление экономической самостоятельности ООО "З.", как минимум преждевременен.
В настоящем случае суды, рассматривая спор, не проверили анализ сделок по продаже ООО "З." оптического волокна в волоконно-оптической линии связи и доли в праве собственности на волоконно-оптическую линию связи в пользу перечисленных контрагентов на предмет наличия (отсутствия) в них пороков, применительно к нормам гражданского законодательства, а равно специальных норм, предусмотренных Законом о банкротстве; совокупность обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора, не устанавливалась.
Между тем указанные обстоятельства, исходя из цели, которую преследуют кредиторы в деле о банкротстве, являются значимыми и подлежали включению в предмет исследования и оценки судов.
При этом по смыслу статьи 6, части 1 статьи 168, части 4 статьи 170 АПК РФ арбитражный суд не связан правовой квалификацией спорных отношений, которую предлагают стороны, и должен рассматривать заявленное требование по существу исходя из фактических правоотношений, определив при этом круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, а также применимые в конкретном спорном правоотношении правовые нормы.
Аналогичная правовая позиция изложена в пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".
Несмотря на то, что право определять предмет и основание иска, а также способ защиты нарушенного права в силу статьи 49 АПК РФ принадлежит заявителю, арбитражный суд, исходя из предмета и основания иска, доводов и возражений сторон и представленных в их обоснование доказательств определяет, возможно ли разрешение и прекращение возникшего между сторонами спора рассмотрением заявленных требований с учетом избранного способа защиты.
В рассматриваемом случае, поскольку суды не установили обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, и как следствие, не определили, из какого правоотношения он возник, какие нормы права подлежат применению, обжалуемые судебные акты подлежат отмене с направлением обособленного спора на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.
При новом рассмотрении дела суду необходимо дать надлежащую правовую оценку имеющимся в деле доказательствам и доводам лиц, участвующих в деле, в том числе предложить заявителю сформулировать правовую позицию по отношению к ООО "З.", Т. М.В., обществам "М.", "Д.", "А." и с учетом норм действующих применительно к спорным правоотношениям, разрешить спор по существу, приняв законный и обоснованный судебный акт.
Руководствуясь пунктом 3 части 1 статьи 287, частью 1 статьи 288, статьями 289, 290 АПК РФ, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

определение от 17.07.2020 Арбитражного суда Тюменской области и постановление от 30.09.2020 Восьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А70-380/2018 отменить, обособленный спор направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Тюменской области.
Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
Н.Б.ГЛОТОВ

Судьи
М.Ю.БЕДЕРИНА
О.В.ЖИРНЫХ



Написать письмо Назад Наверх Все права принадлежат автору.