Rambler's Top100




О себе

Форум

Арбитражная и судебная практика

Полезные публикации

Образцы документов

Комментарии нормативных актов

Каталог полезностей

Контакты

Главная

 


 
Бесплатная рассылка

Образцы договоров, налоговые и арбитражные полезности


TopList Rating SALDO.ru HotLog

14/04/2021

Арендодатель обязан возместить арендатору вред от пожара

Юрист Лусников комментирует судебный акт, согласно которому Арендодатель (Собственник) обязан возместить Арендатору вред от пожара, поскольку арендодатель по закону отвечает за соблюдение противопожарных правил.

Решение ПСП арбитражного суда Пермского края от 03.08.2017 по делу № А50П-675/2016 полезно для случаев причинения вреда арендаторам в результате пожара, когда причина пожара носит вероятностный характер.
Арбитражный суд Пермского края вышеназванным решением установил следующее.
01.03.2013 между предпринимателем О. В.А. (арендодатель) и ООО "Н. в. –К." (арендатор) заключен договор аренды нежилых помещений, в здании магазина, расположенного в г. Кудымкаре, ул. Г., 1
23.07.2016 в здании магазина произошло возгорание кровли с последующим распространением огня по потолочному перекрытию и подвесному потолку. По данному факту составлен акт о пожаре, в качестве причины пожара указано "использование электрооборудования (болгарки)".
Арендатор предъявил иск к Арендодателю о взыскании убытков от пожара, ссылаясь на то, что отсутствие вины в возникновении убытков арендатора должен доказать арендодатель, в обязанности которого в силу п.2 ст. 612 ГК РФ входит ответственность за недостатки сданного в аренду имущества.
Арбитражный суд, удовлетворяя иск Арендатора, сослался на следующие обстоятельства.
Орган дознания пришел к выводу о нарушении Арендодателем п. 427 правил противопожарного режима в РФ, утвержденный постановлением Правительства РФ от 25.04.2012 года N 390, выразившихся в допущении резки металла на кровле с умеренногорючим утеплителем, что привело к его возгоранию и распространению огня по зданию.
В соответствии со ст. 210 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества и обязан в силу статьи 38 Федерального закона «О пожарной безопасности» исключить условия для его возгорания.
Причина пожара на момент рассмотрения дела установлена вероятностно, вместе с тем, неустановление точной причины пожара не является безусловным основанием для освобождения ответчика от обязанности возместить вред, причиненный ненадлежащим исполнением обязательств в части соблюдения требований пожарной безопасности (отсутствие должного контроля за проведением огнеопасных работ).
Арендодатель обязан был при проведении подрядчиком работ принять все необходимые меры по обеспечению противопожарной безопасности, в том числе предусмотренные п.п. 414, 437 Правил противопожарного режима в Российской Федерации, утв. Постановлением Правительства РФ от 25.04.2012 N 390).



Решение ПСП Арбитражного суда Пермского края в г. Кудымкаре
от 3 августа 2017 г. по делу N А50П-675/2016
город Кудымкар
03 августа 2017 г.
Дело N А50П-675/2016

Резолютивная часть решения оглашена 27 июля 2017 года.
В полном объеме решение изготовлено 03 августа 2017 года.
Арбитражный суд Пермского края в составе судьи Поповой Ирины Дмитриевны, при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Борейковой Е.М., рассмотрев в открытом заседании суда дело по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью "Н. в-К." (ул. Л...., г. Пермь, Пермский край, 614068)
к индивидуальному предпринимателю О-у В. А.
о взыскании ущерба в размере 3305910.69 руб.,
третьи лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора: индивидуальный предприниматель Т. Т. Г.
В. М. В. (г. Кудымкар)
Е. А. Н. (г. Кудымкар);
М- О. В. (г. Кудымкар);
В- А. Г. (Кудымкарский район, д. Артамонова);
Ж- С. Ф. (г. Кудымкар)
при участии в судебном заседании: от истца: Ч. В.А. - директор, паспорт, К. Н.В. по доверенности от 12.12.2016, паспорт
от ответчика: - П. Ю.В. по доверенности, предъявлен паспорт
от третьих лиц: Т. Т.Г.: К. Д.В. - по доверенности от 09.12.2016 года, паспорт
от В- М.В., Е-а А.Н., М-а О.В., В-а А.Г.: К. С.В. - по доверенности от 23.12.2016, удостоверение,
Ж- С.Ф. - не явился
Установил:
Общество с ограниченной ответственностью "Н.в-К." (далее Общество, истец) обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю О-у В. А. и индивидуальному предпринимателю Т. Т. Г. о солидарном возмещении убытков, возникших вследствие пожара в здании по ул. Г., 1 в г. Кудымкаре.
В обоснование требования истцом указано, что Общество арендовало помещение общей площадью 255 кв.м. на втором этаже сгоревшего здания у индивидуального предпринимателя О-а В.А. для осуществления деятельности по продаже товара.
Ввиду возникшей протечки кровли здания собственниками помещений О-ым В.А. и Т. Т.Г. было принято решение о ремонте кровли, для чего была приглашена строительная бригада для осуществления работ.
В ходе проведения работ на кровле здания 23.07.2016 года произошло ее возгорание, вследствие проведения огневых работ. В ходе пожара, имущество, принадлежавшее арендатору и находившееся в помещении здания в момент пожара было полностью уничтожено, истцу причинен ущерб в размере 3387309.92 рублей.
По результатам проведенной комплексной бухгалтерско-оценочной экспертизы требования истцом в части размера причиненного ущерба были уточнены до 3305910.69 руб.
В порядке ст. 49 АПК РФ уточнения иска приняты судом.
В ходе рассмотрения дела также истец уточнил требования в части определения лица, ответственного за причиненные убытки, указав, что отсутствие вины в возникновении убытков арендатора должен доказать арендодатель, в обязанности которого в силу п.2 ст. 612 ГК РФ входит ответственность за недостатки сданного в аренду имущества.
Таким образом, истец полагает, что арендодателем обязательства по договору аренды исполнены ненадлежащим образом, что повлекло возникновение убытков на стороне арендатора.
Кроме того, ссылаясь на выводы доследственной проверки, проведенной 14 отделом надзорной деятельности по Кудымкарскому городскому округу, Кудымкарскому, Юрлинскому и Юсьвинскому муниципальным районам по факту пожара, истец указал, что инициатором проведения работ по ремонту кровли являлся именно О- В.А., со стороны которого не было обеспечено их надлежащее осуществление, в том числе, не соблюдены противопожарные нормы при проведении огневых работ, не обеспечен должный контроль за ходом работ.
Вместе с тем, результаты пожарно-технической экспертизы указывают на более вероятную причину пожара "возникновение горения под воздействием фрикционных искр в результате проведения ремонтных работ на кровле здания".
Таким образом, истец полагает, что имеет место солидарная ответственность между арендодателем (собственником помещения) и лицами, непосредственно причинившими вред (строительной бригадой).
Ответчик с требованиями иска не согласился, представил отзыв (л.д. 17-21 т.11).
В судебном заседании представитель ответчика пояснил, что требования иска не подлежат удовлетворению ввиду отсутствия совокупности необходимых обстоятельств для привлечения О-а В.А. к ответственности за причиненный пожаром вред имуществу истца.
По мнению ответчика, не доказан факт виновных действий предпринимателя О-а В.А., повлекших возникновение пожара: О- В.А. не являлся заказчиком по выполнению ремонтных работ на кровле; со стороны О-а В.А. не допущено нарушений требований пожарной безопасности, повлекших возникновение пожара. Вопрос по ремонту кровли, выбору ремонтной бригады решался собственником Т. Т.Г., О- В.А. был поставлен в известность ввиду того, что кровля относится к общему имуществу.
Ссылку истца на выводы постановления об отказе в возбуждении уголовного дела считает несостоятельной ввиду того что данный документ не обладает признаками преюдиции, обстоятельства подлежат доказыванию в рамках рассмотрения дела в арбитражном суде.
Относительно выводов пожарно-технической экспертизы пояснил, что они носят вероятностный характер, не указывают на вину конкретного лица.
По ходатайству истца индивидуальный предприниматель Т- Т.Г. была исключена из числа ответчиков и привлечена к участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований относительно предмета спора.
С заявленными требованиями Т- Т.Г. не согласилась представила отзыв, в котором указала на отсутствие вины в действиях Т. Т.Г. и причинно-следственной связи между ее действиями и факта причинения истцу ущерба.
В судебном заседании представитель Т. Т.Г. пояснил, что из объяснений лиц, опрошенных в рамках проведенной надзорным органом проверки по факту пожара, следует, что О- В.А. являлся заказчиком на проведение ремонтных работ кровли, поскольку Т- Т.Г. специальными познаниями не обладает.
Кроме того, полагает, что ответственность за вред, причиненный имуществу истца вследствие пожара, предусмотрен договором аренды.
Указал, что Т- Т.Г., как арендодатель принадлежащего ей имущества в здании возмещает вред, причиненный пожаром имуществу арендаторов, в чье пользование переданы помещения, расположенные на первом этаже здания.
Пояснил, что при определении размера ущерба экспертом при определении стоимости фактически выбывших товаров (реализованных) был применен метод, не отвечающий признакам полноты и достоверности.
Полагал требования истца подлежащими удовлетворению вследствие обязательственных правоотношений с арендодателем О-ым В.А., а не в следствие возмещения вреда.
К участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований относительно предмета спора привлечен собственник помещений, расположенных в здании по ул. Г., 1 в г. Кудымкаре Ж- С.Ф.
Ж- С.Ф. представителя в судебное заседание не направил, извещен о времени и месте судебного заседания надлежащим образом, отзыв на исковые требования не представлены.
В порядке ст. 156 АПК РФ, дело рассмотрено в отсутствие Ж-а С.Ф.
В качестве третьих лиц без самостоятельных требований относительно предмета спора привлечены лица, производившие работы по ремонту кровли здания: В- М. В., Е- А. Н., М- О. В., В- А. Г.
Третьими лицами представлены отзывы (л.д. 7-10, 51-54, 63-66, 75-78 т.12) в судебном заседании представитель пояснил, что летом 2016 года к В- М.В. обратилась Т- Т.Г. по вопросу ремонта кровли здания.
Проект работ, сметный расчет, иная техническая документация не передавались, объем и виды работ были согласованы в устном порядке. Договор подряда в письменной форме также не был заключен. Т- Т.Г. передала часть денег в счет оплаты работ. В ходе переговоров также присутствовал О- В.А.
Работы заключались в необходимости изменения угла наклона кровли с целью устранения причин протечки.
Контроль за ходом работ со стороны собственников здания не производился. Представитель пояснил, что во время проведения работ осуществлялись работы по благоустройству внешнего вида первого этажа мужем Т. Т.Г., в связи с чем, работники предположили, что именно он контролирует их работу. Однако на кровлю здания муж Т. не поднимался, указания работникам не давал.
Относительно выводов экспертного заключения о причинах пожара пояснил, что выводы носят вероятностный характер, не исключена возможность возгорания и по иным причинам, которые органами дознания не исследовались.
По вопросу осуществления огневых работ пояснил, что работы по резке металла осуществлялись на земле, после чего, подготовленные листы поднимались на кровлю здания при использовании приставленной лестницы, посредством которой был обеспечен доступ работников на крышу. Дополнительно пояснил, что в той части кровли, где возник пожар, работы с использованием углошлифовальной машины не требовались. Также не является причиной пожара и курение на кровле здания, поскольку курящие лица (2 работника) курили внизу.
Таким образом, полагает, что материалы дела не содержат доказательств наличия в действиях третьих лиц, осуществлявших ремонтные работы, вины в возникновении пожара и соответственно в причинении ущерба истцу. Полагал требования не подлежащими удовлетворению.
Судом установлено, что согласно договору простого товарищества на строительство здания от 28 марта 2011 года (л.д. 137-138 т.10) Т- Т.Г. и О- В.А. обязуются объединить свои вклады и совместно действовать в целях строительства объекта торговли: двухэтажного здания на земельном участке, принадлежащем Т. Т.Г. на праве собственности общей площадью 816 кв.м. по адресу: г. Кудымкар, ул.Г., д.1 согласно проектной документации.
Договор строительного подряда заказчики (Т- Т.Г. и О- В.А.) заключили с подрядчиком Р. Ж.А. от 28.04.2011 года с выполнением работ в срок до 01.10.2011 года.
Проектная документация по объекту была подготовлена Б. А.Л. по договору на создание научно-технической продукции от 28.03.2011 года (л.д.140-141 т. 10).
Факт наличия недостатков в проектной документации был выявлен О-ым В.А., в адрес проектировщика направлена претензия с указанием недостатков, в том числе отсутствие выполнения "кобылок" на крыше здания, что повлекло за собой отсутствие необходимого уклона кровли (л.д. 142 т.10).
Т. Т.Г. 22.02.2012 года получено разрешение на ввод объекта в эксплуатацию (л.д. 98 т. 10), 06 марта 2012 года Т. Т.Г. зарегистрировано право собственности на нежилые помещения общей площадью 448.6 кв.м. этаж 1 по адресу: г. Кудымкар, ул. Г., д.1 (л.д. 95 т.10); 06.03.2012 года за О-ым В.А. зарегистрировано право собственности на нежилые помещения общей площадью 451 кв.м. этаж 2 по адресу: г. Кудымкар, ул. Г., д.1 (л.д. 97 т.10).
На момент пожара также собственником нежилых помещений общей площадью 89.3 кв.м. на 1 и 2 этаже здания являлся Ж- С.Ф. (выписка из ЕГРП - л.д. 57 т.11).
Вместе с тем, из пояснений лиц, участвовавших в деле следует, что данное помещение является пристроем к ранее возведенному зданию магазина, общей кровли с объектом, на котором произошел пожар, не имеет.
Из материалов дела следует, что 01.03.2013 между индивидуальным предпринимателем О-ым В.А. (арендодатель) и ООО "Н. в. –К." (арендатор) заключен договор аренды, в соответствии с которым арендатору передано в аренду нежилое помещение общей площадью 255 кв.м., расположенное на втором этаже здания по адресу: Пермский край, г. Кудымкар, ул. Г., 1 с целью организации и эксплуатации магазина непродовольственных и продовольственных товаров, оказание услуг в сфере бытового обслуживания населения, размещения офиса сроком на 3 года.
Расположение арендуемых помещений указано в техническом паспорте здания, плане и экспликации к плану, являющихся неотъемлемой частью договора (приложение 1).
В случае отказа арендатора от пролонгации и переоформления договора на новый срок арендатор обязан возвратить арендодателю помещение по передаточному акту в день окончания срока аренды.
Договор зарегистрирован в установленном законом порядке.
23.07.2016 в двухэтажном здании магазина по ул. Г., 1 г. Кудымкара в 15 часов 07 мин. (время обнаружения пожара) произошло возгорание кровли с последующим распространением огня по потолочному перекрытию и подвесному потолку.
По данному факту составлен акт о пожаре (л.д. 24 - 25 т.1), в качестве причины пожара указано "использование электрооборудования (болгарки)".
25.07.2017 года органом дознания составлен протокол дополнительного осмотра места происшествия по результатам осмотра второго этажа здания торгового центра с применением технических средств. В ходе осмотра установлено, что вход на второй этаж осуществляется с северной стороны здания по металлической лестнице. С восточной стороны имеется пристрой к зданию выполненный из газобетона и облицовочного кирпича. К данному пристрою приставлена деревянная лестница, ведущая на кровлю здания. Кровля здания в целом уничтожена огнем и обрушена во внутреннюю часть второго этажа. Площадь второго этажа полностью захламлена деформированным от огня металлопрофилем, фрагментами обугленных частей деревянного перекрытия и кровли. Имущество, находившееся на втором этаже полностью уничтожено огнем.
В рамках проведенной органами дознания проверки по факту пожара на основании постановления дознавателя проведена пожарно-техническая экспертиза, порученная ФГБУ "Судебно-экспертное учреждение федеральной противопожарной службы "И. п. л." по Пермскому краю, по результатам которой экспертом дано заключение (л.д. 41-50 т.17): очаг пожара находился на чердаке в северо-восточной части здания с распространением огня по сгораемым конструкциям чердака на другие сгораемые конструкции здания.
Наиболее вероятностной причиной пожара экспертом названо возникновение горения под воздействием фрикционных искр. Возникновение пожара под воздействием источников тления длительного воздействия (тлеющее табачное изделие) экспертом не исключается, но является менее вероятной.
В рамках исследования вопроса о причинах возгорания с места пожара были изъяты и обследованы фрагменты электропроводов в результате чего установлено отсутствие следов аварийного режима работы (Заключение эксперта N 1-М/2017 л.д. 116-118 т.12).
По результатам проведенной проверки по факту горения торгового центра (здание магазина по адресу ул. Г., 1 в г. Кудымкаре) дознавателем 14 ОНПР вынесено постановление N 60 об отказе в возбуждении уголовного дела от 10.04.2017 года (представлено в материалы дела истцом 23.06.2017 года), согласно которому в возбуждении уголовного дела в отношении О-а В.А. и Т. Т.Г. по ч. 1 ст. 219 УК РФ отказано в виду отсутствия в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).
По аналогичным основаниям отказано в возбуждении уголовного дела в отношении В-а А.Г. В- М.В., Е-а А.Н., М-а О.В (ч. 1 ст. 129 УК РФ, ст. 168 УК РФ).
В отношении собственников здания Т. Т.Г. и О-а В.А., а также лица, непосредственно производившего работы В-а А.Г. принято решение о возбуждении дела об административном правонарушении требований пожарной безопасности.
Орган дознания пришел к выводу о нарушении собственниками здания положений п. 427 правил противопожарного режима в РФ, утвержденный постановлением Правительства РФ от 25.04.2012 года N 390, выразившихся в допущении резки металла на кровле с умеренногорючим утеплителем, что привело к его возгоранию и распространению огня по зданию.
Также орган дознания пришел к выводам о наличии вины в действиях строительной бригады, производившей работы по резке металла на кровле, что являлось нарушением строительных работ.
Протоколы, постановления и иные материалы органов предварительного расследования не имеют преюдициального значения в арбитражном процессе, поскольку в силу ч. 4 ст. 69 АПК РФ только вступивший в законную силу приговор по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом.
В соответствии с ч. 2 ст. 64 АПК РФ в качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы.
Законом не предоставлено арбитражному суду право устанавливать обстоятельства на основании постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенного по результатам предварительной проверки, без проведения процессуальных действий по фиксации доказательств, оформленных в установленном законом порядке.
Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, равно как и иные документы органов дознания и следствия, не имеют в силу ст. 69 АПК РФ преюдициального значения при рассмотрении арбитражным судом настоящего иска.
Такое постановление не является приговором суда, наличие которого в силу ч. 4 ст. 69 АПК РФ обязательно для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом.
Установление оснований для привлечения лица к ответственности находится в компетенции суда, рассматривающего спор о возмещении убытков.
Таким образом, обстоятельства дела, подтверждающие обоснованность заявленных требований устанавливаются судом при рассмотрении настоящего дела при непосредственном исследовании в порядке ст. 71 АПК РФ всех представленных суду доказательств, в том числе, собранных в рамках доследственной проверки.
Пунктом 2 ст.307 Гражданского кодекса установлено, что обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в Кодексе.
Согласно п. 1 ст. 393 Гражданского кодекса должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.
П. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса предусмотрено, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
Из названных положений следует вывод о существенном различии правовой природы данных обязательств по основанию их возникновения: из договора и из деликта. В случае если вред возник в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения договорного обязательства, нормы об ответственности за деликт не применяются, а вред возмещается в соответствии с правилами об ответственности за неисполнение договорного обязательства или согласно условиям договора, заключенного между сторонами. Данная позиция основана на выводах, изложенных в Постановлении Президиума ВАС РФ от 18.06.2013 N 1399/13 по делу N А40-112862/11-69-982.
Таким образом, довод ответчика о необходимости установления совокупности обстоятельств, необходимых для привлечения к ответственности за причинение внедоговорного вреда является несостоятельным.
В рамках настоящего спора предметом доказывания является ненадлежащее исполнение арендодателем условий договора аренды, повлекшее причинение ущерба арендатору и его вина.
В соответствии с п. 5.16 договора Арендодатель обязан утвердить по зданию, в котором арендует Арендатор помещение, инструкцию о мерах пожарной безопасности; обеспечивать своевременное выполнение требований пожарной безопасности.
Общие правовые, экономические и социальные основы обеспечения пожарной безопасности в Российской Федерации определяет Федеральный закон от 21.12.1994 N 69-ФЗ "О пожарной безопасности" (в редакции от 29.12.2010) (далее - Закон о пожарной безопасности).
Согласно ст.1 Закона о пожарной безопасности пожарная безопасность - это состояние защищенности личности, имущества, общества и государства от пожаров; требования пожарной безопасности - специальные условия социального и (или) технического характера, установленные в целях обеспечения пожарной безопасности законодательством Российской Федерации, нормативными документами или уполномоченным государственным органом.
На основании ст. 38 Закона о пожарной безопасности ответственность за нарушение требований пожарной безопасности согласно действующему законодательству несут, в том числе и собственники имущества.
В соответствии со ст. 210 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.
В силу данной нормы права собственник обязан содержать имущество в надлежащем состоянии, в том числе, исключить условия для возгорания имущества.
В рамках рассмотрения дела судом по ходатайству истца была назначена пожарно-техническая экспертиза, проведение которой поручено ФГБУ "Судебно-экспертное учреждение федеральной противопожарной службы "И. п. л." по Пермскому краю".
Из Заключения эксперта от 01.03.2017 года N 27/2-Н/2017 (л.д.5-18 т. 17) следует, что очаг пожара находился на чердаке в северо-восточной части здания.
Наиболее вероятной причиной пожара явилось возникновение горения под воздействием фрикционных искр. Возникновение горения под воздействием источников тления длительного воздействия (тлеющее табачное изделие) экспертом не исключается, но является менее вероятной. Наиболее вероятно, что: в нарушение п. 437 Постановления Правительства от 25.04.2012 N 390 "О противопожарном режиме" наряд-допуск на выполнение огневых работ не оформлялся; при проведении огневых работ нарушены требования п. 419, 420 Постановления правительства РФ N 390, что с учетом основной и вероятно возможной дополнительной пожарных нагрузок чердачного перекрытия могло привести к возникновению пожара.
Оспаривая заявленные требования истца, ответчик и представитель третьих лиц, осуществлявших работы на кровле здания, указали на вероятностные выводы эксперта, которые не могут служить основанием для привлечения лица к ответственности.
Вместе с тем, из пояснений лиц, опрошенных в ходе проверочных мероприятий по факту пожара установлено следующее:
Из объяснения, данного О-ым В.А. 29.07.2016 года следует: "после сдачи объекта в эксплуатацию в первую же весну потекла крыша. Совместно было принято решение о ремонте крыши 14-15 июля 2016 года после звонка Т. Т.Г.". Из пояснений О-а следует что вопросом поиска бригады занималась Т- Т.Г. При встрече с Т. Т.Г. и "бригадиром" строительной бригады Михаилом были обсуждены вопросы стоимости затрат на ремонт, которую стороны определили в 500 рублей за 1 кв.м., 50% от которой должен был оплатить ответчик. В пояснениях указано, что о наличии письменного договора либо технической документации на проведение работ О- В.А. не знал.
Также из пояснений следует, что горение в большей степени происходило в том месте, где производились работы и была приставлена деревянная лестница в угловой части кровли. В части возможных причин возникновения пожара О- В.А. пояснил: "пожар произошел по причине нарушения требований безопасности при проведении ремонта кровли. Со слов продавца Татьяны работы проводились болгаркой прямо на кровле здания непосредственно перед началом пожара". Также О- В.А. пояснил, что огнезащитная обработка кровли не проводилась, объект был сдан в эксплуатацию без обработки, поскольку кровля была мансардная.
Также из объяснения следует: "ранее, но не в день пожара, я сам видел, что на крыше магазина работают с бензопилой и болгаркой" (л.д. 67-69 т.10).
Из объяснения Т. Т.Г. от 03.08.2016 года следует: "по причине пожара могу сказать, что, возможно, пожар произошел по причине резки металла рабочими, осуществляющими ремонт кровли". Также из объяснения следует, что рабочие были наняты совместно Т. Т.Г. и О-ым В.А., первая встреча проведена на объекте, вторая с участием обоих собственников и В- М. (бригадир) в кабинете, решался вопрос по стоимости работ. Со слов Т. Т.Г. О- В.А. взял ксерокопию паспорта В- М. для заключения договора (л.д.78т. 10).
Из объяснения В- М.В. от 23.07.2016 года следует, что "23.07.2016 года я со своей бригадой находился на объекте в г. Кудымкар, ул. Г., 1. Занимались кровельными работами на объекте по устному договору с хозяином здания О-ым Владимиром и Татьяной. Работы начаты 20.07.2016 года. Вместе со мной работали Е- Александр, В- Александр, М- Олег. Письменный договор мы не заключали. Нам нужно было добавить стропила на крыше и закрыть металлоприфилем. 23.07.2016 года работать начали в 8 часов. На земле отрезали болгаркой металлические листы затем веревкой поднимали на кровлю. Болгаркой наверху мы не работали. На кровле мы работали бензопилой утром. В дневное время Е- Александр заметил, как загорелся утеплитель в чердачном помещении" (л.д. 57 т.10).
Из объяснения М-а О.В. от 23.07.2016 года следует, что работы производились по устному договору, заключенному бригадиром В- М.В.. Работы на крыше проводились с использованием бензопилы, шуруповерта, молотков и топоров. Резка железа производилась на земле. Из рабочих курящими являются В- М.В. и В- А.Г. (л.д. 58 т.10).
Из объяснения В-а А.Г. от 23.07.2016 года следует, что резка металла производилась на земле. Курят вместе с В- М.В. внизу. Также указал что запах дыма и горение обнаружил Е- А. который находился на обрешетке "после чего я спустился в чердачное помещение и увидел в 4 метрах от места где мы работали происходит горение утеплителя" (л.д. 59 т.10).
Из объяснения Е-а А.Н. от 23.07.2016 года следует, что около 15.00 ч. 23.0-7.2016 года находясь на крыше ремонтируемого здания он заметил, что из под кровли идет дым, о чем сообщил находившимся рядом В- и В-у. Резка металла производилась на земле.
Из указанных пояснений однозначно следует, что решение о проведении ремонтных работ было принято совместно собственниками здания Т. Т.Г. и О-ым В.А.
Относительно причинно-следственной связи между проводимыми работами на кровле и фактом возникновения пожара судом учтены также объяснения следующих лиц:
Из объяснения К. Т.А. от 03.08.2016 года следует, что являясь работником истца (на втором этаже здания) "до обеда слышала, что на кровле производится ремонт, а именно было слышно именно на крыше, что работает болгарка, пилили ли бензопилой сказать не могу" (л.д. 76 т.10).
Из объяснения Е. Я.А. (продавец Т.Т. Г.) следует: "я увидела, что идет небольшой дым с кровли, о чем сразу сообщила в пожарную охрану. Дым поднимался с того места, где производились работы по ремонту кровли, именно на том участке, где у них не была закончена укладка железа на обрешетку. Ремонт производили 3-4 дня до пожара. Знаю, что работали болгаркой. До пожара они резали металл на земле, было очень громко, мы закрывали двери. Затем же доносящийся звук стал глухим, по-видимому работали уже на кровле ремонтируемого здания. Звук болгарки и резки металла прекратился примерно за 5 минут до того, как К. Галина сказала мне о пожаре. Также могу сказать, что когда я сообщала о пожаре в пожарную часть видела, что рабочие спускались по лестнице, приставленной к зданию, также видела, что рабочие с крыши спускали какой- то провод, по-видимому удлинитель. _ "также знаю, что К. Г. передала рабочим 23.07.2016 года от Т. Т.Г. деньги, в какой сумме не знаю" (л.д. 80 т. 10).
Из объяснения К. Г.А. (арендатор Т. Т.Г.) от 16.08.2016 года следует, что "на кровле здания проводились ремонтные работы, работы проводили примерно с 19.07.2016 года до 23.07.2016 года я сама лично видела, что в первый день они занимались разборкой кровли и 23.07.2016 года уже заканчивали работы. В тот же день 23.07.2016 года я передавала рабочим с кровли аванс в сумме 25000 рублей, которые сказала передать им Т- Т.Г. В тот момент время было 13 или 14 часов. Затем рабочие продолжили работы на кровле. Я сама слышала, что они работали болгаркой на кровле. От нашего арендованного помещения они подключались с помощью переноски. Мы не редко ее отключали, поскольку самим нужно было включать приборы. Переноска из нашего помещения проходила по земле и дальше вдоль лесенки шла наверх. _. О пожаре я сообщила Е-вой, которая вызвала пожарную охрану. При этом я видела, 2 рабочих начали очень быстро собирать переноску, которая шла на кровлю и очень быстро спустились по приставленной лестнице".
Также из объяснения К. Г.А. следует, что рабочих наняли собственник второго этажа О- В.А. и собственник первого этажа Т- Т.Г. Пояснила, что за неделю до пожара на кровлю поднимались О- В.А., В- М. и муж Т. Т.Г. - Геннадий. Также слышала разговор О-а В.А. с В- М. о заключении договора в устной форме и решение вопроса по оплате работ в равных долях О-а и Т. Т. Г. (л.д. 87-89 т. 10).
Также факт работы до пожара болгаркой на кровле подтвержден объяснениями З. Н.В. (л.д.60 т.10), Ч. В.С. (л.д. 66 т.3), К. З.С.о. (л.д. 82 т. 10), П. М.П. (л.д. 83 т.10).
В последующем 2 и 3 февраля 2017 года очевидцами пожара Ч. В.С., И. А.В., С. Ж.П., Л. В.И., Х. Т.В., П. М.П., З. Н.В., К. П.Г. К. З.С.о. были представлены пояснения с указанием на ошибочность указания в первоначальных объяснениях на факт использования на кровле болгарки (л.д 93-98, 107-109 т. 16).
Вместе с тем, данные пояснения не являются процессуальными документами, а лишь письменными пояснениями лиц. При каких обстоятельствах данные пояснения были даны, в чьем присутствии, имело ли место оказание давления со стороны заинтересованных лиц, при рассмотрении настоящего дела установить не возможно.
Кроме того, в соответствии со справкой об исследовании N 49 от 13.02.2017 года, проведенного экспертно-криминалистическим отделением МО МВД России "Кудымкарский" в отношении указанных пояснений следует, что монтаж в представленных документах не выявлен, печатные тексты в ходатайстве О-а В.А. от 02.02.2017 года и пояснений П. М.П., Л. В.И., Х. Т.В., И. А.В., С. Ж.П., К. П.Г. (от 02.02.2017 и от 03.02.2017) выполнены при помощи одного фоторецептора электрофотографического копировально-множительного устройства (картриджа).
Печатные тексты в ходатайстве О-а В.А. от 30.01.2017 года и пояснения К. З.С. от 02.02.2017 года выполнены на разных копировально-множительных устройствах (л.д. 37 т. 17).
Также, из объяснений К. Т.А. от 07.02.2017 года и К. Е. В. от 08.02.2017 года взятых сотрудником дознания следует, что в период с декабря- январь 2017 года в магазин приходил О- В.А. с предложением изменить ранее данные пояснения по факту пожара с отрицанием работы на кровле с использованием болгарки.
Таким образом, данные пояснения не обладают признаками достоверности письменных доказательств.
Из представленных в материалы дела доказательств достоверно следует, что причина пожара неразрывно связана с осуществлением работ на кровле при использовании углошлифовальной машины (болгарки). О факте ее применения при резке металла на кровле было известно как собственнику помещений на первом этаже Т. Т.Г., так и собственнику помещений второго этажа О-у В.А., что подтверждается их объяснениями, первоначально данными в ходе проверочных мероприятий. Последующее изменение пояснений свидетельствует об избрании лицами способа защиты своих имущественных прав.
Законодательством установлен повышенный стандарт поведения субъектов, осуществляющих предпринимательскую деятельность, в гражданских правоотношениях (п. 3 ст. 401 ГК РФ), предполагающий необходимость повышенной осмотрительности при приобретении и осуществлении ими гражданских прав, несоблюдение которого предпринимателем предполагает отнесение на него соответствующих негативных последствий.
Названное положение Гражданского кодекса Российской Федерации, как указал Конституционный Суд Российской Федерации, не может рассматриваться как нарушающее конституционные права лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, поскольку федеральный законодатель - в целях достижения баланса конституционно защищаемых ценностей и целей - был вправе в соответствии со ст. 55 (ч. 3) Конституции РФ установить ограничение прав и свобод одних лиц в интересах других (определение от 17.10.2006 N 413-О).
Из материалов дела следует, что собственники не проявили той степени заботливости и осмотрительности, которая от них требовалась при производстве работ, на что указывает и отсутствие письменного договора, равно как и отсутствие должного контроля за проведением работ, допущение резки металла на кровле.
Однако собственники не только не представили подобных доказательств (ст. 9, 65 АПК РФ), но и заняли позицию о необходимости доказывания противоположной стороной наличия их вины в причинении вреда имуществу Общества, противоправности в поведении и установления точных причин возникшего пожара.
Обстоятельств непреодолимой силы на момент рассмотрения настоящего дела не установлено. Согласно правовой позиции, изложенной в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", юридическая квалификация обстоятельства как непреодолимой силы возможна только при одновременном наличии совокупности ее существенных характеристик: чрезвычайности и непредотвратимости.
Под чрезвычайностью понимается исключительность, выход за пределы "нормального", обыденного, необычайность для тех или иных жизненных условий, что не относится к жизненному риску и не может быть учтено ни при каких обстоятельствах.
Чрезвычайный характер непреодолимой силы не допускает квалификации в качестве таковой любого жизненного факта, ее отличие от случая в том, что она имеет в основе объективную, а не субъективную непредотвратимость.
Судом установлено отсутствие в материалах дела доказательств того, что надлежащее исполнение ответчиком (то есть соблюдение противопожарных мер и принятие незамедлительных мер по предотвращению последствий аварий и неисправностей) оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы.
Также данные выводы не опровергаются и пояснениями свидетеля Л. В.И., опрошенного в судебном заседании в качестве свидетеля и пояснившего, что решение о необходимости проведения ремонтных работ было принято собственником Т. Т.Г. с надлежащим уведомлением О-а В.А., согласившегося с оплатой работ в равных долях. Также указал, что О- В.А., знавш



Написать письмо Назад Наверх Все права принадлежат автору.