Rambler's Top100




О себе

Форум

Арбитражная и судебная практика

Полезные публикации

Образцы документов

Комментарии нормативных актов

Каталог полезностей

Контакты

Главная

 


 
Бесплатная рассылка

Образцы договоров, налоговые и арбитражные полезности


TopList Rating SALDO.ru HotLog

01/03/2022

Опасно делать директора предпринимателем-управляющим обществом с ограниченной ответственностью

Более оправдано заменять директора новым лицом, но не рекомендуется сразу же после увольнения бывшего директора ООО регистрировать его предпринимателем и поручать ему управление тем же самым обществом.

ПО МНЕНИЮ НАЛОГОВИКОВ, ПОДДЕРЖАННОМУ СУДАМИ:
-вознаграждение предпринимателя, выполняющего функции директора ООО, не должно быть значительно выше зарплаты заменяемого предпринимателем директора;
-фактические функции предпринимателя должны отличаться от обычных функций директора;
-деятельность предпринимателя в качестве управляющего оправдана только при наличии экономической эффективности такой деятельности по сравнению с деятельностью заменяемого директора;
-выплата вознаграждения предпринимателю не должна выплачиваться в те же сроки, что и зарплата работникам.

На эти нюансы обратил внимание Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в постановлении по делу А46-5115/2021 от 23.11.2021 года (это постановление поддержано Верховным Судом РФ).


АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
Дело No А46-5115/2021

Резолютивная часть постановления объявлена 17 ноября 2021 года Постановление изготовлено в полном объеме 23 ноября 2021 года


Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе: председательствующего Буровой А.А.
судей Малышевой И.А.
Чапаевой Г.В.
при ведении протокола судебного заседания с использованием
средств видеоконференц-связи (аудиозаписи) помощником судьи Нигматулиной А.Ю. рассмотрел кассационную жалобу общества с дополнительной ответственностью «Предприятие «В.» на решение от 28.06.2021 Арбитражного суда Омской области (судья Чулков Ю.П.) и постановление от 14.09.2021 Восьмого арбитражного апелляционного суда (судья Иванова Н.Е., Лотов А.Н., Шиндлер Н.А.) по делу No А46-5115/2021 по заявлению общества с дополнительной ответственностью «Предприятие «В.» к Инспекции Федеральной налоговой службы No 1 по Центральному административному округу города Омска (644052, Омская область, г. Омск, ул. 24-я Северная, 171, А, ОГРН 1045504039184, ИНН 5503085553) о признании недействительным решения от 16.10.2020 No 08-18/3088 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части, по встречному заявлению о взыскании задолженности по налогам, штрафам, пеням.
343/2021-64881(2)

В заседании принял участие представитель общества с дополнительной ответственностью «Предприятие «В.» - Б.Н.В. по доверенности от 27.10.2021.
Путем использования систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Омской области (судья Бацман Н.В.) в заседании участвовали представители Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному административному округу города Омска - Д.О.В. по доверенности от 25.08.2021, К.Л.Т. по доверенности от 26.08.2021.
Суд установил:
общество с дополнительной ответственностью «Предприятие «В.» (далее – заявитель, Общество) обратилось в Арбитражный суд Омской области с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы No 1 по Центральному административному округу города Омска (в настоящее время - Инспекция Федеральной налоговой службы по Центральному административному округу города Омска, далее – налоговый орган, Инспекция) о признании незаконным решения от 16.06.2020 No 08-18/3088 о привлечении к ответственности за совершение налогового
правонарушения.
До принятия судебного акта, которым дело заканчивается по существу,
Общество в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) заявило отказ от требования в части признания недействительным решения Инспекции о привлечении к ответственности по статье 126 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ) в виде штрафа в сумме 600 руб. и о начислении к уплате налога на прибыль организаций в сумме 3 617 руб.
Воспользовавшись правом, предоставленным статьей 132 АПК РФ, Инспекция предъявила встречное заявление о взыскании с Общества задолженности по налогам, штрафам, пеням в размере 15 065 450,90 руб., из которых:
- страховые взносы на обязательное пенсионное страхование в Российской Федерации, зачисляемые в Пенсионный фонд Российской
Федерации, за 2017 год в сумме 4 988 435,90 руб.; штраф (пункт 3 статьи 122 НК РФ) в сумме 498 843,58 руб.;
- страховые взносы на обязательное медицинское страхование работающего населения, зачисляемые в бюджет Федерального фонда обязательного медицинского страхования, за расчетные периоды, начиная с 1 января 2017 года, за 2017 год, в сумме 2 490 490,90 руб.; штраф (пункт 3 статьи 122 НК РФ) в сумме 249 049,12 руб.; пени в сумме 952 216,68 руб.;
- страховые взносы на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством (перерасчеты, недоимка и задолженность по соответствующему платежу, в том числе по отмененному, за расчетные периоды, начиная с 1 января 2017 года) в сумме 21895 руб.; штраф (пункт 3 статьи 122 НК РФ) в сумме 2 189,50 руб.; пени в сумме 3 807,80 руб.;
- пени по налогу на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) в сумме 5 737 834,44 руб.; штраф по НДФЛ в сумме 120 687,98 руб.
Определением от 25.06.2021 Арбитражного суда Омской области производство по делу в части требования о признания недействительным решения Инспекции о привлечении к ответственности по статье 126 НК РФ в виде штрафа в сумме 600 руб. и доначислении к уплате налога на прибыль организаций в сумме 3 617 руб. прекращено в связи с принятием судом на основании статьи 49 АПК РФ отказа от заявления в указанной части.
Решением от 28.06.2021 Арбитражного суда Омской области, оставленным без изменения постановлением от 14.09.2021 Восьмого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении первоначальных требований отказано; встречное требование удовлетворено.
В кассационной жалобе Общество, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, просит решение и постановление отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленного им требования. В обоснование доводов кассационной жалобы Общество указывает на то, что представленный в материалы дела договор оказания услуг по управлению является гражданско-правовым, основания для иной квалификации спорных отношений отсутствуют. Кроме того, по мнению Общества, налоговым органом неправомерно доначислен налог на прибыль и пени по кредиторской задолженности по организациям, ликвидированным до 01.01.2015, поскольку Инспекция вышла за пределы проверяемого периода по налогу.
Инспекция возражает против доводов жалобы согласно отзыву.
До начала рассмотрения кассационной жалобы от Общества поступило ходатайство о приобщении дополнительных доказательств, которые не были предметом рассмотрения судами первой и апелляционной инстанций.
С учетом положений статей 67, 286 АПК РФ у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для приобщения дополнительных документов к материалам дела. При этом дополнительные документы, направленные через систему «Мой Арбитр», фактическому возврату на бумажном носителе не подлежат, поскольку представлены в электронном виде.
В соответствии с частью 1 статьи 286 АПК РФ арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено АПК РФ.
Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, проанализировав доводы кассационной жалобы, отзыва на нее, проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, не находит оснований для отмены принятых по делу решения и постановления судов.
Как следует из материалов дела, Инспекцией проведена комплексная выездная налоговая проверка, по результатам которой составлен акт от 18.10.2019 No 586 ДСП и принято решение от 16.10.2020 No 08-18/3088 о привлечении Общества к ответственности за совершение налогового правонарушения по пункту 3 статьи 122 НК РФ за неуплату (неполную уплату) страховых взносов в виде штрафа в размере 750082,20 руб., по пункту 1 статьи 123 НК РФ за неправомерное неудержание и неперечисление НДФЛ в бюджет в виде штрафа в сумме 120 687,98 руб., по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неполную уплату налога на прибыль в виде штрафа в размере 83,80 руб., по статье 126 НК РФ за непредставление в налоговый орган в установленный срок документов и сведений в виде штрафа в размере 600 руб.
Данным решением Обществу также доначислены страховые взносы на обязательное пенсионное страхование в Российской Федерации, зачисляемые в Пенсионный фонд Российской Федерации, на выплату страховой пенсии, в размере 4 988 435,90 руб., страховые взносы на обязательное медицинское страхование работающего населения, зачисляемые в бюджет Федерального фонда обязательного медицинского страхования, в размере 2 490 491,10 руб., страховые взносы на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством в сумме 21 895 руб., налог на прибыль организаций в сумме 29 796 руб.; начислены пени за несвоевременную уплату страховых взносов в размере 2 853 686,04 руб., за несвоевременную уплату налога на прибыль - в сумме 12 848,18 руб., за несвоевременную уплату НДФЛ - в размере 5737834,44 руб.; предложено удержать и перечислить в бюджет сумму неудержанного НДФЛ за 2015-2017 годы в размере 14 401 446 руб.
Решением Управления Федеральной налоговой службы по Омской области от 11.03.2021 апелляционная жалоба Общества на решение Инспекции оставлена без удовлетворения.
Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения заявителя в арбитражный суд с настоящим заявлением.
Одним из оснований для принятия оспариваемого решения послужил вывод налогового органа о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды в виде занижения налоговой базы по НДФЛ, страховых взносов в части доходов, выплаченных управляющему Общества ИП Д.О.А., и невыполнении обязанности налогового агента.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований в указанной части, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 703, 779 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), статей 15, 16, 56, 68 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ), Федерального закона от 24.07.1998 No 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», с учетом правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определениях от 19.05.2009 No 597-О-О, от 24.06.2021 No 1278-О, во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, пришли к выводу о законности оспариваемого решения.
Суд кассационной инстанции, поддерживая вывод судов двух инстанций, исходит из положений норм материального права, указанных в судебных актах, и обстоятельств, установленных судами.
На основании пункта 1, подпункта 1 пункта 3 статьи 24, статьи 210, пунктов 1, 6 статьи 226, пункта 1 статьи 419, пункта 1 статьи 420, пункта 1 статьи 421 НК РФ (действовавших после 01.01.2017), части 1 статьи 5 Федерального закона от 24.07.2009 No 212-ФЗ (действовавшего до 01.01.2017) Общество в отношениях по удержанию и перечислению НДФЛ и по уплате страховых взносов является налоговым агентом и страхователем, на которого возложена обязанность по исчислению, удержанию и перечислению в бюджет НДФЛ с доходов, выплачиваемых налогоплательщикам, а также по ежемесячному включению в базу для исчисления страховых взносов для организаций сумм выплат и иных вознаграждений, предусмотренных пунктом 1 статьи 420 НК РФ, выплачиваемых в пользу физических лиц, подлежащих обязательному социальному страхованию в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования (за исключением вознаграждений, выплачиваемых лицам, указанным в подпункте 2 пункта 1 статьи 419 настоящего Кодекса), в том числе в рамках трудовых отношений, начисленных отдельно в отношении каждого физического лица с начала расчетного периода нарастающим итогом.

Трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с названным Кодексом, в том числе в результате назначения на должность или утверждения в должности (статья 16 ТК РФ).
Согласно статье 56 ТК РФ по трудовому договору работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.
В силу статьи 67 ТК РФ трудовой договор заключается в письменной форме, составляется в двух экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами. Трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе, а если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии были признаны трудовыми отношениями, - не позднее трех рабочих дней со дня признания этих отношений трудовыми отношениями, если иное не установлено судом.
Гражданские правоотношения базируются на принципах равенства участников, свободы договора, неприкосновенности собственности. Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе (статья 1 ГК РФ).
Статьей 779 ГК РФ определено, что по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик - их оплатить.
В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 2.2 Определения от 19.05.2009 No 597-О-О, пунктом 15 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации No 3 (2018) (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 14.11.2018), если отношения сторон договора фактически складываются как трудовые, то независимо от их юридического оформления к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.
Принимая во внимание указанные нормы права, суды обоснованно исходили из того, что предметом трудовых правоотношений является сам процесс труда работника по определенной трудовой функции (профессии, специальности или должности) в организации. Трудовым правоотношениям присущ длящийся характер, они, как правило, не прекращаются после завершения работником какого-либо действия (рабочей операции) или трудового задания, поскольку работник вступает в указанные правоотношения для выполнения определенной работы (трудовой функции) как длительного процесса.
Как следует из материалов дела, в соответствии с Уставом Общества директор возглавляет и организует текущую деятельность общества, без доверенности действует от имени общества, представляет его интересы во всех организациях и государственных органах, издает приказы о назначении на должности работников общества, об их переводе и увольнении, применяет меры поощрения и налагает дисциплинарные взыскания, утверждает правила внутреннего распорядка и должностные инструкции работников общества, утверждает штатное расписание и должностные оклады работников общества, выдает доверенности на право представительства от общества, самостоятельно заключает договоры (контракты) и иные сделки.
С 01.02.1991 директором заявителя являлся Д.О.А., он осуществлял полномочия единоличного исполнительного органа Общества и состоял с заявителем в трудовых отношениях на основании трудового договора от 01.02.1991.
04.09.2015 Д.О.А. на имя участников Общества написал заявление с просьбой уволить его по собственному желанию в связи с достижением пенсионного возраста, нежеланием работать директором и многочисленными конфликтами с участниками заявителя.
07.09.2015 состоялось общее собрание участников Общества, на котором был рассмотрен вопрос о прекращении полномочий директора заявителя Д.О.А. с 05.10.2015.
05.10.2015 Д.О.А. зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя с основным видом деятельности – консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления. В проверяемом периоде ИП Д.О.А. применял УСН (6%) с объектом налогообложения «доходы».
В тот же день решением внеочередного общего собрания участников Общества (протокол No 3 от 05.10.2015) его единоличным исполнительным органом утвержден управляющий ИП Д.О.А. с 06.10.2015.
27.10.2015 между Обществом и ИП Д.О.А. заключен договор No 1 оказания услуг по управлению юридическим лицом управляющим - индивидуальным предпринимателем, по условиям которого управляющий обязался по поручению заказчика оказывать услуги по управлению делами и имуществом общества, полностью принять на себя осуществление полномочий единоличного исполнительного органа общества и обязанность заказчика оплатить оказанные услуги в размере, в порядке и на условиях, предусмотренных настоящим договором.
Из содержания договора оказания услуг по управлению юридическим лицом от 27.10.2015 No 1 следует, что управляющий осуществляет управление всей текущей деятельностью Общества и решает все вопросы, отнесенные Уставом Общества и действующим законодательством к компетенции единоличного исполнительного органа общества; без доверенности действует от имени Общества; издает приказы о назначении на должности работников Общества, об их переводе и увольнении, применяет меры поощрения и налагает дисциплинарные взыскания.
В обоснование выполнения ИП Д.О.А. функций управляющего Общество представило акты на оказание услуг ИП Д.О.А., отчеты о результатах финансово-хозяйственной деятельности.
Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 АПК РФ, доводы и возражения сторон, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что фактически между ИП Д.О.А. и Обществом имели место не гражданско-правовые, а трудовые правоотношения; денежные средства, перечисленные ИП Д.О.А. в проверяемом периоде в качестве оплаты по договору от 27.10.2015 No 1, фактически являются оплатой труда указанному лицу, с которой Общество как страхователь не исчислило и не уплатило страховые взносы, а как налоговый агент - не исчислило, не удержало и не перечислило в установленный законодательством срок НДФЛ.
Так, судами при сопоставлении условий трудового договора, заключенного ранее с Д.О.А., и условий договора от 27.10.2015 No 1 установлено, что права и обязанности управляющего, предусмотренные договором оказания услуг по управлению юридическим лицом, идентичны правам и обязанностям директора, предусмотренным Уставом Общества, на основании которого Д.О.А. осуществлял свои должностные обязанности и вел финансово-хозяйственную деятельность, направленную на получение прибыли организации, являясь директором заявителя с 1991 года.
При этом при неизменности функций управляющего Д.О.А. по сравнению с функциями, выполняемыми им в качестве директора Общества, вознаграждение управляющего относительно заработной платы директора многократно возросло (в 1 000 раз) и заняло значительную долю в структуре расходов Общества; фактически размер вознаграждения управляющего превышает чистую прибыль Общества в 2015 году в 4,4 раза, в 2016 году - в 7,3 раз, в 2017 году - в 7,4 раз.
Судами также установлено, что выполняемая управляющим работа предполагает непрерывный процесс с личным участием, что характерно для трудового договора; Д.О.А. фактически подчинен правилам внутреннего распорядка; даты снятия Д.О.А. наличных денежных средств совпадают с датами выплаты заработной платы сотрудникам Общества; вознаграждение управляющему выплачивалось систематически, а не по факту оказания услуги, без привязки к объемам оказанных услуг, степени их эффективности для Общества.
Кроме того, договором от 27.10.2015 No 1 предусмотрено, что вознаграждение управляющему зависит от достижения финансовых показателей, но в то же время в договоре указано, что вознаграждение не может быть меньше 10 000 руб. (что сравнимо с зарплатой Д.О.А. в период, когда он являлся директором Общества); регулярная, гарантированная в определенной сумме оплата свидетельствует о выполнении во взаимоотношениях сторон условий оплаты труда, характерных для взаимоотношений в рамках трудового договора.
Делая вывод о формальном заключении и исполнении договора управления, суды также учли следующие обстоятельства: акты на оказание услуг не позволяют определить ни вид услуг, ни их объем и не могут являться доказательством факта оказания услуг; отчеты о результатах финансово-хозяйственной деятельности Общества информации о заключенных договорах и какой-либо иной проделанной управляющим работе за проработанный период не содержат; изменение договорных условий сделок с заказчиками, увеличение цены на реализацию произведенной продукции непосредственно не связано с привлечением управляющего (Общество самостоятельно и за свой счет осуществляет организацию рекламной деятельности на интернет-сайте организации, оплату транспортных и иных услуг, поиском покупателей занимаются все отделы организации), при увеличении выручки пропорционально увеличивается себестоимость и составляет на протяжении трех финансовых лет (с 01.01.2014 по 31.12.2017) 98% от выручки, в связи с чем условие договора управления о минимизации себестоимости не соблюдается.
Принимая судебные акты, суды также учли, что Д.О.А. зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя незадолго до заключения договора с Обществом, в спорный период ИП Д.О.А. фактически осуществлял только руководство текущей деятельностью Общества (99,97 %, оказание услуг иным клиентам - 0,03%).
С учетом изложенного, принимая во внимание, что деятельность управляющего в рассматриваемом случае заключалась в выполнении определенной постоянной функции на протяжении длительного времени за гарантированную систематическую оплату, суды пришли к обоснованному выводу о том, что замена директора на управляющего предпринимателя не имела иной экономически оправданной цели помимо минимизации налоговой нагрузки, в том числе в виде минимизации налоговых обязательств по исчислению и перечислению в бюджет НДФЛ и страховых взносов.
Поскольку выплаты вознаграждения управляющему по гражданско- правовому договору фактически являлись формой оплаты труда, суды признали обоснованным утверждение Инспекции о том, что они подлежали включению в облагаемую базу для начисления страховых взносов и с указанных сумм Общество обязано было исчислить, удержать и перечислить в бюджет НДФЛ.
Фактические обстоятельства судами первой и апелляционной инстанции установлены в полном объеме, всем конкретным обстоятельствам дела, доводам и возражениям сторон судом дана надлежащая правовая оценка, выводы судов соответствуют представленным в материалы дела доказательствам, исследованным согласно статье 71 АПК РФ и основанными на правильном применении норм права.
Доводы заявителя, в том числе об отсутствии доказательств фиктивности договора оказания услуг по управлению юридическим лицом, о наличии деловой цели в заключении договора оказания услуг по управлению юридическим лицом, об отсутствии умысла в действиях Общества с целью получения необоснованной выгоды, по сути сводятся к несогласию с судебной оценкой установленных по делу обстоятельств. Правом на переоценку установленных по делу фактических обстоятельств суд округа не наделен.
Приведенные в кассационной жалобе ссылки на судебную практику по иным делам не свидетельствуют о нарушении судами единообразия в толковании и применении норм материального права, поскольку при рассмотрении настоящего спора суд учел фактические обстоятельства, установленные по данному конкретному делу.
Доводы о нарушении судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права не нашли своего подтверждения в ходе кассационного производства.
С учетом изложенного оснований для отмены судебных актов в указанной части не имеется.
Основанием для доначисления налога на прибыль, в том числе послужил вывод Инспекции о занижении Обществом налогооблагаемой базы на сумму кредиторской задолженности в связи с прекращением обязательств в результате ликвидации организаций.
Согласно статье 248 НК РФ к доходам в целях настоящей главы относятся: доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав; внереализационные доходы.
Внереализационными доходами налогоплательщика признаются суммы кредиторской задолженности (обязательства перед кредиторами), списанные в связи с истечением срока исковой давности или по другим основаниям (пункт 18 статьи 250 НК РФ).
В силу статьи 419 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) обязательство прекращается ликвидацией юридического лица (должника или кредитора), кроме случаев, когда законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо (по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и др.).

Пунктом 9 статьи 63 ГК РФ предусмотрено, что ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим существование после внесения об этом записи в единый государственный реестр юридических лиц.
Таким образом, с момента ликвидации кредитора у налогоплательщика прекращается обязательство по оплате, в связи с чем факт ликвидации относится к основаниям, по которым сумма кредиторской задолженности подлежит включению в состав внереализационных доходов.
Судами установлено, что по данным бухгалтерского учета, а также в соответствии с проведенной в ходе налоговой проверки инвентаризацией дебиторской и кредиторской задолженности по состоянию на 31.12.2015, 31.12.2016, 31.12.2017, 16.05.2019 на счете 62 «Расчеты с покупателями и заказчиками» у Общества числится кредиторская задолженность в сумме 140 599 руб.
Указанная задолженность отражена в актах инвентаризации расчетов с покупателями, поставщиками и прочими дебиторами и кредиторами от 14.01.2016 No 1, от 16.05.2019 No 00Б0-000002.
В ходе налоговой проверки Инспекцией установлено, что организации, в результате взаимоотношений с которыми образовалась спорная задолженность, исключены из единого государственного реестра юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) по решению регистрирующего органа до 2015 года.
Принимая во внимание, что наличие спорной кредиторской задолженности подтверждается, в том числе результатами проведенных инвентаризаций, учитывая, что спорная сумма задолженности не будет взыскана с заявителя в связи с ликвидацией кредиторов, суды первой и апелляционной инстанций пришли к верному выводу о наличии правовых оснований для включения спорной суммы задолженности в состав внереализационных доходов.
Доводы Общества, в том числе о том, что доначисление налога за 2015 год нарушает его права и законные интересы, поскольку сумма кредиторской задолженности должна быть включена в состав внереализационных доходов исключительно в периоде, соответствующем дате внесения записи в ЕГРЮЛ о ликвидации кредитора, то есть в периоде, не являющимся проверяемым, отклоняются судом кассационной инстанции, поскольку не опровергают выводы судов о несоблюдении заявителем порядка списания кредиторской задолженности.
Общество не доказало конкретных нарушений его прав как субъекта предпринимательской деятельности при учете спорной суммы в налогообложении по прибыли в период 2015 года, учитывая, что согласно данных бухгалтерского учета самого налогоплательщика спорная сумма кредиторской задолженности продолжала числиться по состоянию на 31.12.2015, 31.12.2016, 31.12.2017; доказательств, свидетельствующих о том, что спорная задолженность была включена в состав внереализационных доходов в иные периоды (до 2015 года), Обществом не представлено.
В целом изложенные в кассационной жалобе доводы основаны на неверном толковании вышеуказанных норм права применительно к установленным по делу обстоятельствам.
С учетом изложенного суды пришли к верному выводу о законности оспариваемого Обществом решения налогового органа, в связи с чем правомерно удовлетворили встречные требования Инспекции о взыскании задолженности по страховым взносам и НДФЛ.
Нормы материального права применены судами первой и апелляционной инстанций правильно.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 АПК РФ в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено. Кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.
Учитывая изложенное, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:
решение от 28.06.2021 Арбитражного суда Омской области и постановление от 14.09.2021 Восьмого арбитражного апелляционного суда по делу No А46-5115/2021 оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий А.А. Бурова
Судьи
И.А. Малышева
Г.В. Чапаева



Написать письмо Назад Наверх Все права принадлежат автору.