Rambler's Top100




О себе

Форум

Арбитражная и судебная практика

Полезные публикации

Образцы документов

Комментарии нормативных актов

Каталог полезностей

Контакты

Главная

 


 
Бесплатная рассылка

Образцы договоров, налоговые и арбитражные полезности


TopList Rating SALDO.ru HotLog

15/08/2022

Соглашение об увольнении беременной работницы аннулируется, а выплаченные по этому соглашению денежные суммы беременной работницей не возвращаются

Санкт-Петербургский городской суд в определении от 13 января 2022 г. по делу N 33-1641/2022 пришёл к следующим выводам.
1.Нельзя признать недействительным СОГЛАШЕНИЕ о расторжении трудового договора со ссылкой на заблуждение обеих сторон СОГЛАШЕНИЯ из-за беременности работника, о которой стало известно после заключения СОГЛАШЕНИЯ.
2.В отличие от гражданского законодательства в трудовом законодательстве отсутствует понятия недействительности трудового договора.

В рассмотренном деле было установлено следующее. В октябре 2020 года работодатель и работница подписали СОГЛАШЕНИЕ о расторжении трудового договора, условием прекращения трудовых отношений была выплата денежного вознаграждения работнице в размере 258 тыс. руб. Трудовые отношения были прекращены, работодатель выполнил все обязательства, в том числе выплатил предусмотренное СОГЛАШЕНИЕМ вознаграждение.

В ноябре 2020 года работница узнала, что на момент подписания СОГЛАШЕНИЯ она находилась в состоянии беременности, обратилась к работодателю с заявлением об аннулировании расторжения трудового договора по соглашению сторон и восстановлении на работе. Работодатель отказал, тогда она обратилась в суд.

Суд признал, правомерность аннулирования СОГЛАШЕНИЯ, однако указал на отсутствие оснований для взыскания с работницы выплаченных сумм по СОГЛАШЕНИЮ, так как отсутствуют счетная ошибка и неправомерные действия работника.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда
от 13 января 2022 г. по делу N 33-1641/2022

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
председательствующего
Селезневой Е.Н.
судей
при секретаре
Барминой Е.А.
Орловой Т.А.
Чернышове М.М.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N2-649/2021 по апелляционной жалобе ООО "ДХЛ Г. Ф." на решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 2 марта 2021 года по иску М. К. А. к ООО "ДХЛ Г. Ф." о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, судебных расходов, встречному иску ООО "ДХЛ Г. Ф." к М. К. А. о признании соглашения о прекращении трудового договора недействительным, применении последствий недействительности сделки, взыскании денежных средств.
Заслушав доклад судьи Селезневой Е.Н, объяснения представителя истца Б. Т.Н, представителя ответчика В. А.С, представителя ответчика С. С.Н, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда
УСТАНОВИЛА:
М. К.А. обратилась в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга с иском к ООО "ДХЛ Г.Ф.»", в котором, с учетом уточнения исковых требований в порядке статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (ГПК РФ), а также определения Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 8 ноября 2021 года о прекращении производства в части требований о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула с 11.11.2020 года по 18.12.2020 года, просила взыскать с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула за период с 17.10.2020 года по 10.11.2020 года включительно в размере 46 909, 12 рублей, компенсацию морального вреда в размере 50 000 рублей, судебные расходы на оплату услуг представителя в размере 30 000 рублей.
Исковые требования обоснованы тем, что 01.01.2015 года между М. К.А. и ООО "ДХЛ Г. Ф." был заключен трудовой договор N 49-15.
16.10.2020 между истцом и ответчиком было подписано соглашение о прекращении трудового договора, последним днем работы было указано 16.10.2020 года.
10.11.2020 истцу стало известно о беременности, срок беременности на указанную дату составлял 4-5 недель.
Таким образом, на момент подписания соглашения о расторжении трудового договора истец находилась в состоянии беременности, о чем до 10.11.2020 года ей не было известно.
10.11.2020 года истец направила ответчику посредством электронной почты справку о беременности и заявление об аннулировании соглашения о расторжении трудового договора.
11.11.2020 года указанные документы были дополнительно направлены истцом в адрес ответчика по почте.
13.11.2020 года от ответчика был получен ответ об отказе в аннулировании соглашения о расторжении трудового договора.
В свою очередь 21 декабря 2020 года истцу был вручен приказ о восстановление на работе, данный приказ датирован 18 декабря 2020 года.
Таким образом, изначально заявленное требование о восстановление истца на работе было исполнено ответчиком самостоятельно в ходе рассмотрения дела. Кроме того ответчиком в ходе рассмотрения дела было добровольно исполнено требование о взыскании денежных средств за вынужденный прогул за ноябрь-декабрь 2020 года.
ООО "ДХЛ Г.Ф." обратилось в суд со встречным иском к М. К.А, в котором просило признать соглашение о прекращении трудового договора недействительным, о применении последствий недействительности сделки, взыскании денежных средств.
Встречные исковые требования обоснованы тем, что М. К.А. была принята на работу в ООО "ДХЛ Г.Ф." 1 января 2015 года.
14 октября 2020 г. М. К.А. подписала с "ДХЛ Г.Ф." Соглашение о расторжении трудового договора в соответствии с условиями которого стороны договорили о расторжении трудового договора между истцом и ответчиком. При этом существенным условием прекращения трудовых отношений М. К.А. с ООО "ДХЛ Г.Ф." была выплата ей денежного вознаграждения в размере 258 000 рублей. Такое условие было включено в текст данного соглашения.
16 октября 2020 года трудовые отношения между М. К.А. и ООО "ДХЛ Г.Ф." завершились, работодатель выполнил все обязательства, предусмотренные соглашением о прекращении трудового договора от 14.10.2020, в том числе выплатил истцу вознаграждение в размере 258 000 рублей.
Впоследствии М.К.А. отправила ООО "ДХЛ Г.Ф." заявление с просьбой аннулировать расторжение трудового договора по соглашению сторон в связи с тем, что на момент подписания данного соглашения она не знала, что беременна и обратилась в суд с иском о восстановлении ее на работе.
18 декабря 2020 года работодатель издал приказ о восстановлении М.К.А. на работе на основании её заявления и 21 декабря 2020 года ознакомил истца с этим приказом.
Тем не менее, во время судебного заседания 21 декабря 2020 года, истец заявила, что считает соглашение о прекращении трудового договора от 14 октября 2020 года, заключенное с ответчиком, действующим в части выплаты ей вознаграждения в размере 258 000 рублей и возвращать работодателю данную сумму она отказалась.
Таким образом, по мнению истца по встречному требованию, соглашение о прекращении трудового договора от 14.10.2020 в связи с восстановлением М. К.А. на работе не может продолжать действовать лишь в части выплаты истцу вознаграждения и должно быть признано недействительным.
Решением Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 2 марта 2021 года исковые требования М. К.А. удовлетворены: с ООО "ДХЛ Г.Ф." в пользу М. К. А. взыскан средний заработок за время вынужденного прогула в размере 46 909 рублей 12 копеек, компенсация морального вреда в размере 3 000 рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере 20 000 рублей, а всего 69 909 рублей 12 копеек. В удовлетворении встречного иска ООО "ДХЛ Г.Ф." к М. К.А. отказано. Также с ООО "ДХЛ Г.Ф." в доход государства взыскана государственная пошлина в размере 1 907 рублей 27 копеек.
Не согласившись с указанным решением в части взыскания с ответчика компенсации за время вынужденного прогула за период с 17.10.2020 года по 10.11.2020 года, а также в части отказа в удовлетворении встречных требовании, ответчиком подана апелляционная жалоба, в которой он полагает решение суда в указанной части подлежащим отмене, указывая на нарушение норм материального и процессуального права, недоказанность установленных судом обстоятельств.
Истцом решение суда не обжалуется, представлен отзыв на апелляционную жалобу, в котором указывается на несогласие с доводами апелляционной жалобы.
В заседании суда апелляционной инстанции представитель истца полагал решение суда законным и обоснованным. Пояснил, что сумма в размере 258 000 рублей указанная в соглашении о расторжении трудового договора выплачена истцу в качестве вознаграждения.
Представитель ответчика В.А.С. в заседании суда апелляционной инстанции поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе, а также в представленных дополнениях к ней.
Представитель ответчика С.С.Н. в заседании судебной коллегии полагал решение суда подлежащим отмене, ссылаясь на определение Верховного Суда по схожему спору.
Истец в заседание суда апелляционной инстанции не явилась, о времени и месте рассмотрения дела извещена надлежащим образом, ходатайства об отложении рассмотрения дела с доказательствами невозможности участия в рассмотрении дела не представила, реализовала свое право на ведение дела через своего представителя, в связи с чем, руководствуясь статьей 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в ее отсутствие.
Изучив материалы дела, выслушав объяснения явившихся лиц, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив в порядке ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.
Согласно п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 23 от 19.12.2003 года "О судебном решении", решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
В соответствии с положениями ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
Таких оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы, изученным материалам дела, не имеется.
Как следует из материалов дела, и установлено судом первой инстанции М.К.А. была принята на работу в ООО "ДХЛ Г.Ф." 01.01.2015 года.
14 октября 2020 года М.К.А. подписала с "ДХЛ Г.Ф." соглашение о расторжении трудового договора в соответствии с условиями которого стороны договорились о расторжении трудового договора между истцом и ответчиком с выплатой работодателем работнику вознаграждения в размере 258 000 рублей. Указанные денежные средства были получены истцом.
Материалами дела подтверждается, что на момент заключения указанного соглашения о расторжении трудового договора М.К.А. находилась в состоянии беременности.
10.11.2020 года истец направила ответчику посредством электронной почты справку о беременности и заявление об аннулировании соглашения о расторжении трудового договора.
11.11.2020 года указанные документы были дополнительно направлены истцом в адрес ответчика по почте.
13.11.2020 года от ответчика был получен ответ об отказе в аннулировании соглашения о расторжении трудового договора.
18.12.2020 года ответчик издал приказ о восстановлении М.К.А. на работе на основании ее заявления.
Указанные обстоятельства сторонами не оспаривались.
Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что заявление М.К.А. об отказе от исполнения достигнутой с работодателем договоренности о расторжении трудового договора в связи с наличием у нее беременности свидетельствует о том, что соглашение сторон о расторжении трудового договора не может сохранить своего действия ввиду отсутствия на это волеизъявления работника. В противном случае фактически имеет место прекращение трудового договора не по соглашению сторон, а по инициативе работодателя с нарушением запрета, предусмотренного частью 1 статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации.
Таким образом, увольнение М.К.А. не может быть признано законным.
18 декабря 2020 года ответчик издал приказ о восстановлении М.К.А. на работе на основании ее заявления, что подтверждается материалами дела, то есть работодателем в ходе судебного разбирательства в указанной части права М. К.А. восстановлены.
Поскольку увольнение М.К.А. являлось незаконным, то исходя из положений ч. 2 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации, в силу которой орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы, суд признал необходимым взыскать с работодателя в пользу работника заработную плату за время вынужденного прогула за период с 17.10.2020 по 10.11.2020 года в размере 46 909, 12 рублей.
При этом судом принято во внимание то, что заработная плата за время вынужденного прогула за период с 11.11.2020 по 18.12.2020 выплачена работодателем работнику добровольно в ходе судебного разбирательства. Кроме того, производство по иску в указанной части прекращено определением суда в связи с отказом истца.
В соответствии с положениями статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации, принимая во внимание, что в судебном заседании нашло свое подтверждение нарушение трудовых прав истца со стороны работодателя, учитывая степень и характер данных нарушений, конкретные обстоятельства дела, требования разумности и справедливости, суд пришел к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда в размере 3 000 рублей.
Вместе с тем, суд первой инстанции не усмотрел правовых оснований для удовлетворения встречных исковых требований ООО "ДХЛ Г.Ф." согласно которым ООО "ДХЛ Г.Ф." со ссылкой на положения статей 167, 167, 168, 178 ГК РФ просило признать недействительным соглашение о расторжении трудового договора, заключенного между истцом и ответчиком и применить последствия недействительности ничтожной сделки, указывая на то, что данное соглашение было заключено сторонами под влияние заблуждения обеих сторон соглашения.
При этом суд указал на то, что в отличие от гражданского законодательства в трудовом законодательстве отсутствует понятия недействительности трудового договора. Это обусловлено тем, что трудовые договоры, по сути, представляют особый вид договоров, объект которых - выполнение трудовой функции (работы по определенной специальности, квалификации или в должности) с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка.
Трудовое право имеет свой предмет и метод регулирования общественных отношений, отличные от предмета и метода гражданского права. Именно в силу специфики предмета и метода регулирования, а также с учетом невозможности возвращения сторон в первоначальное положение после исполнения условий трудового договора полностью или частично, в трудовом законодательстве отсутствуют нормы о недействительности трудового договора.
Учитывая вышеизложенное, суд пришел к выводу о том, что соглашение о расторжении трудового договора не может быть признано судом недействительным по основаниям приведенным ООО "ДХЛ Г.Ф.", в связи с чем судом также не могут быть применены последствия недействительности сделки.
Кроме того, суд отметил, что действующим законодательством, в частности положениями ч. 4 ст. 137 ТК РФ корреспондирующими подп. 3 ст. 1109 ГК РФ, установлены ограничения для возврата в виде неосновательного обогащения заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсий, пособий, стипендий, возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки.
Ввиду чего, учитывая, что в материалах дела не имеется данных, свидетельствующих о том, что работодателем при исчислении сумм, причитающихся к выплате М.К.А. в качестве исполнения условий соглашения о расторжении трудового договора были допущены счетные (арифметические) ошибки, а также подтверждающих недобросовестность со стороны М.К.А, оснований для удовлетворения требований встречного иска о взыскании с М.К.А. денежных средств не имелось.
Исходя из количества времени, затраченного представителем истца на подготовку правовой позиции, категории спора, сложности дела, объема представленных доказательств, с учетом принципа разумности и соразмерности, соотносимости объема и важности защищаемого права, суд взыскал с ответчика в пользу истца расходы на оплату услуг представителя по соглашению N 01Ф/2021 в размере 15 000 рублей, по договору N ДУ 183/ПК/11/2020 в размере 5 000 рублей.
Проверяя законность принятого решения с учетом доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены постановленного решения суда.
В соответствии с частью 1 статьи 37 Конституции Российской Федерации труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.
К основным принципам правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации статья 2 Трудового кодекса Российской Федерации относит, в том числе свободу труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается; право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности; обеспечение права каждого на защиту государством его трудовых прав и свобод, включая судебную защиту.
В соответствии со ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правосудие в Российской Федерации по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, при этом в соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.
Согласно пункту 1 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является соглашение сторон (статья 78 Трудового кодекса Российской Федерации).
Статьей 78 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что трудовой договор может быть в любое время расторгнут по соглашению сторон трудового договора.
Часть первая статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривает, что расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременной женщиной не допускается, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем.
Как следует из материалов дела 16.10.2020 года между истцом и ответчиком было подписано соглашение о прекращении трудового договора, последним днем работы было указано 16.10.2020 года.
10.11.2020 истцу стало известно о беременности, срок беременности на указанную дату составлял 4-5 недель.
Таким образом, на момент подписания соглашения о расторжении трудового договора истец находилась в состоянии беременности, о чем до 10.11.2020 года ей не было известно.
Как указывает истец, она сообщила работодателю о своей беременности и попросила его аннулировать соглашение о прекращении трудовых отношений, восстановить ее на работе в прежней должности, в чем ей было отказано
Разрешая исковые требования, суд первой инстанции, установив обстоятельства, имеющие значение для дела, заслушав объяснения сторон, дал надлежащую правовую оценку представленным доказательствам, доводам и возражениям сторон, правильно применив нормы материального и процессуального права, регулирующие спорные правоотношения, пришел к выводу об удовлетворении исковых требований. При этом суд первой инстанции исходил из того, что заявление истца об отказе от исполнения достигнутой с работодателем договоренности о расторжении трудового договора в связи с наличием у нее беременности, о которой на тот момент она не знала, свидетельствует о том, что соглашение сторон о расторжении трудового договора не может сохранить своего действия ввиду отсутствия на это волеизъявления работника.
Судебная коллегия находит данные выводы суда первой инстанции правильными, мотивированными, подтвержденными имеющимися в деле доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку, поскольку гарантия в виде запрета увольнения беременной женщины по инициативе работодателя, предусмотренная ч. 1 ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации, подлежит применению и к отношениям, возникающим при расторжении трудового договора по соглашению сторон (п. 1 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации).
Доводов оспаривающих решение суда в указанной части, а также в части взыскания компенсации морального вреда, судебных расходов апелляционная жалоба не содержит, в связи с чем законность и обоснованность решения в указанной части в силу положений ч. 1, 2 ст. 327.1 ГПК РФ не может являться предметом проверки суда апелляционной инстанции. Иное противоречило бы диспозитивному началу гражданского судопроизводства, проистекающему из особенностей спорных правоотношений, субъекты которых осуществляют принадлежащие им права по собственному усмотрению, произвольное вмешательство в которые, в силу положений ст. ст. 1, 2, 9 ГК РФ недопустимо. Оснований для проверки решения суда в полном объеме судебная коллегия не усматривает.
Отклоняя доводы о несогласии с решением суда в части взыскания заработной платы за время вынужденного прогула с 17.10.2020 года по 10.11.2020 года, судебная коллегия учитывает следующее.
Положениями абзаца 2 статьи 234 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате незаконного отстранения работника от работы, его увольнения или перевода на другую работу.
В силу части 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права).
Защита беременности, в том числе путем установления гарантий для беременных женщин в сфере труда, является согласно Конвенции Международной организации труда N 183 "О пересмотре Конвенции (пересмотренной) 1952 года об охране материнства" (заключена в г. Женеве 15.06.2000 г.) общей обязанностью правительств и общества (преамбула).
В пункте 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.01.2014 г. N 1 "О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних" разъяснено, что, поскольку увольнение беременной женщины по инициативе работодателя запрещается, отсутствие у работодателя сведений о ее беременности не является основанием для отказа в удовлетворении иска о восстановлении на работе.
Таким образом, учитывая, что судом установлен факт незаконности увольнения истца, при этом фактически в данном случае имело место прекращение трудового договора не по соглашению сторон, а по инициативе работодателя с нарушением запрета, предусмотренного частью первой статьи 261 ТК РФ, судом первой инстанции правомерно взыскана заработная плата за время вынужденного прогула, определенная с момента незаконного увольнения истца.
При этом коллегия исходит из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, высказанной им в Постановлении от 06.12.2012 г. N 31-П и Определении от 04.11.2004 г. N 343-О, согласно которой, часть первая статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации относится к числу специальных норм, закрепляющих для беременных женщин повышенные гарантии по сравнению с другими нормами Трудового кодекса Российской Федерации, регламентирующими вопросы расторжения трудового договора, и является по своей сути трудовой льготой, обеспечивающей стабильность положения беременных женщин как работников и их защиту от резкого снижения уровня материального благосостояния, обусловленного тем обстоятельством, что поиск новой работы для них в период беременности затруднителен. Названная норма, предоставляющая женщинам, которые стремятся сочетать трудовую деятельность с выполнением материнских функций, действительно равные с другими гражданами возможности для реализации прав и свобод в сфере труда, направлена на обеспечение поддержки материнства и детства в соответствии со статьями 7 (часть 2) и 38 (часть 1) Конституции Российской Федерации.
Таким образом, часть первая статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации, согласующаяся с конституционными положениями, с целями и задачами трудового законодательства (статья 1 названного Кодекса), не может расцениваться как нарушающая баланс прав и законных интересов работников и работодателей.
Кроме того, судебная коллегия отклоняет доводы апелляционной жалобы относительно несогласия с отказом во взыскании с М. К.А. денежной суммы в размере 258 000 рублей, выплаченной по соглашению сторон о прекращении трудового договора, поскольку как следует из разъяснения, содержащегося в абз. 4 п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при взыскании среднего заработка в пользу работника, восстановленного на прежней работе, или в случае признания его увольнения незаконным выплаченное ему выходное пособие подлежит зачету. В остальных случаях средний заработок, взыскиваемый в пользу работника за время вынужденного прогула, не подлежит уменьшению.
Таким образом, поскольку суммы вознаграждения не отнесены к числу выплат, подлежащих зачету при определении размера оплаты времени вынужденного прогула, в данном случае средний заработок за все время вынужденного прогула не подлежат уменьшению на указанную сумму.
Вопреки доводам апелляционной жалобы, также не имелось оснований для применения положений статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку трудовое законодательство не содержит аналога указанной статьи, а регулирование трудовых отношений с помощью прямого или по аналогии закона применения норм гражданского законодательства противоречит статье 5 Трудового кодекса РФ, не предусмотрено статьей 2 Гражданского кодекса РФ и основано на неправильном толковании и применении норм этих двух самостоятельным отраслей законодательства.
Как усматривается из представленного в материалы дела соглашения о прекращении трудового договора сумма в размере 258 000 рублей полагающаяся выплате М.К.А. указана в качестве вознаграждения, при этом каких-либо оснований к возврату указанной суммы не приведено.
Также судебной коллегией отклоняются доводы, указанные в дополнении к апелляционной жалобе указывающие на неосновательное обогащение со стороны М.К.А, поскольку ООО "ДХЛ Г.Ф.", в нарушение требований статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не доказано существование исключительных обстоятельств, предусмотренных часть 4 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации, предусматривающей взыскание излишне выплаченной заработной платы с работника.
Доводы апелляционной жалобы по существу повторяют позицию, изложенную при рассмотрении дела судом первой инстанции, сводятся к несогласию с решением суда, выражению собственного мнения о правильности разрешения спора, основаны на неверном толковании норм материального права, не содержат фактов, которые не были проверены и не учтены судом первой инстанции, при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судебной коллегией несостоятельными, и не могут служить основанием для отмены решения суда.
При таком положении судебная коллегия полагает, что решение суда первой инстанции является законным, обоснованным, оснований для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке, предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не усматривает.
Учитывая изложенное, руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия
ОПРЕДЕЛИЛА:
Решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 2 марта 2021 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.



Написать письмо Назад Наверх Все права принадлежат автору.